January 24th, 2014

Рыцарь

Финк Брайн - координатор украинского мятежа

Оригинал взят у v_retvizan2 в Финк Брайн - координатор украинского мятежа
Оригинал взят у ros_sea_ru в У вас есть план, мистер Финк ?

Олег Царёв, народный депутат Украины :

..."протестными акциями и руководством деятельностью оппозиции занимается американский гражданин Финк Брайн.

Он перемещается между офисом «Батькивщины» на ул. Туровской и «Ударом» на Мечникова или посольством США. Кроме Финка Брайна в организации протестов принимает участие группа американцев сербского происхождения. Сами оппозиционеры их называют грузины, потому, что последнюю революцию они делали в Грузии. Общее количество иностранцев в штабе оппозиции порядка тридцати человек. Мой знакомый попросил опубликовать эту информацию потому, что Финк Брайн сейчас продавливает решение о захвате девяноста зданий, причем настаивает, чтобы захваты проходили в максимально жесткой форме, желательно с жертвами.

Финк Брайн - гражданин США, 24.03.83 года рождения, 27.10.2013 прибыл в Борисполь рейсом Париж-Киев».


Является руководителем отдела развития стратегии и координации Агенства международного развития США. По данным СМИ консультирует «Батькивщину» и УДАР.

Станислав Белковский, гражданин России, который сейчас считается главным идеологом и политтехнологом радикальной российской оппозиции, а ранее был консультантом Бориса Березовского. Он также приезжал в Киев 26-28 октября, 6-7 ноября и 2-7 декабря и встречался с представителями украинской оппозиции.

Василик Мирон, гражданин США, работает с Виталием Кличко с 2012 года, работал в Госдепе США, сотрудничает с фондом «Евразия», старший вице-президент кампании PNB Company в России, Украине, Казахстане и США, с 2014 года будет ее руководителем. С украинской оппозицией его связывают, по данным СМИ, еще и семейные узы, он муж народного депутата М. Ионовой, которая представляет в парламенте УДАР, предположительно тоже находится сейчас в Киеве.

Гастелло Николай, гражданин России, был в Украине 8-10 октября (Киев), 19-22 октября (Львов), 22-24 ноября (Киев). Политтехнолог, который специализируется на действиях оппозиции, консультировал «Справедливую Россию», «Сильную Украину», «Украину Вперед».

Кузьо Тарас, гражданин Великобритании, старший научный сотрудник университета Джона Хопкинса (США), пребывал в Киеве в период с 28 октября по 7 ноября.


Организаторы путча также Марко Ивкович и Алекс Россо.

Как создавался украинский язык - искусственно и по политическим причинам

Оригинал взят у aloban75 в Как создавался украинский язык - искусственно и по политическим причинам




"Правда никогда не бывает сладкой", - заметила недавно Ирина Фарион, презентуя на Первом канале Национального радио Украины свою очередную книжку об украинском языке. И в чем-чем, а в этом с широко известной ныне депутатшей Верховной Рады трудно не согласиться. Правда для украинских "национально сознательных" деятелей всегда будет горькой. Уж слишком они с ней расходятся. Тем не менее знать правду необходимо. В том числе - правду об украинском языке. Для Галиции это особенно важно. Ведь это еще Михаил Сергеевич Грушевский признавал.

"Работа над языком, как вообще работа над культурным развитием украинства, велась преимущественно на почве галицкой", - написал он.

Вот на этой работе, начатой еще во второй половине ХIХ столетия, стоит остановиться подробнее. Галиция входила тогда в состав Австрийской империи. Соответственно, Россия для галичан являлась заграницей. Но, несмотря на это обстоятельство, русский литературный язык в крае не считался чужим. Галицкие русины воспринимали его как общерусский, общий культурный язык для всех частей исторической Руси, а значит - и для Руси Галицкой.

Когда на съезде галицко-русских ученых, состоявшемся в 1848 году во Львове, было принято решение о необходимости очищения народной речи от полонизмов, то рассматривалось это как постепенное приближение галицких говоров к нормам русского литературного языка. "Пускай россияне начали от головы, а мы начнем от ног, то мы раньше или позже встретим друг друга и сойдемся в сердце", - говорил на съезде видный галицкий историк Антоний Петрушевич. На русском литературном языке творили в Галиции ученые и писатели, выходили газеты и журналы, издавались книги.

Все это очень не нравилось австрийским властям. Не без основания опасались они, что культурное сближение с соседним государством повлечет за собой сближение политическое и, в конце концов, русские провинции империи (Галиция, Буковина, Закарпатье) открыто заявят о желании воссоединиться с Россией.

Из Вены всячески препятствовали галицко-российским культурным связям. На галичан пытались воздействовать уговорами, угрозами, подкупом. Когда не подействовало, перешли к более энергичным мерам. "Рутены (так официальные власти в Австрии называли галицких русинов - Авт.) не сделали, к сожалению, ничего, чтобы надлежащим образом обособить свой язык от великорусского, так что приходится правительству взять на себя инициативу в этом отношении", - заявил наместник Франца-Иосифа в Галиции Агенор Голуховский.

Поначалу власти просто хотели запретить использование в крае кириллицы и ввести в галицко-русскую письменность латинский алфавит. Но возмущение русинов таковым намерением оказалось столь велико, что правительство пошло на попятную.

Борьбу с русским языком повели более изощренно. Вена озаботилась созданием движения "молодых рутенов". Молодыми их назвали не из-за возраста, а по причине отказа от "старых" взглядов. Если "старые" русины (рутены) считали великорусов и малорусов единой нацией, то "молодые" настаивали на существовании самостоятельной нации рутенской (или малорусской - термин "украинская" был пущен в ход позднее). Ну а самостоятельная нация должна, конечно, и литературный язык иметь самостоятельный. Задача сочинить такой язык была поставлена перед "молодыми рутенами".

Получалось у них, правда, с трудом. Хотя власти оказывали движению всяческую поддержку, влияния в народе оно не имело. На "молодых рутенов" смотрели как на предателей, беспринципных прислужников правительства. К тому же состояло движение из людей, как правило, ничтожных в интеллектуальном отношении. О том, что такие деятели сумеют создать и распространить в обществе новый литературный язык, не могло быть и речи.

На помощь пришли поляки, чье влияние в Галиции было в то время доминирующим. Будучи ярыми русофобами, представители польского движения видели прямую выгоду для себя в расколе русской нации. А потому приняли деятельное участие в "языковых" потугах "молодых рутенов". "Все польские чиновники, профессора, учителя, даже ксендзы стали заниматься по преимуществу филологией, не мазурской или польской, нет, но исключительно нашей, русской, чтобы при содействии русских изменников создать новый русско-польский язык", - вспоминал крупный общественный деятель Галиции и Закарпатья Адольф Добрянский.

Благодаря полякам дело пошло быстрее. Кириллический алфавит сохранили, но "реформировали", чтобы сделать его не похожим на принятый в русском языке. За основу взяли так называемую "кулишивку", придуманную когда-то российским украинофилом Пантелеймоном Кулишем все с той же целью - отмежевать малорусов от великорусов. Из алфавита изъяли буквы "ы", "э", "ъ", зато включили отсутствующие в русской грамматике «є» и «ї»

Чтобы русинское население приняло перемены, "реформированный" алфавит в приказном порядке ввели в школы. Мотивировалась необходимость нововведения тем, что подданным австрийского императора "и лучше, и безопаснее не пользоваться тем самым правописанием, какое принято в России".

Collapse )



портрет

Верующие учёные в СССР


ПЕСТОВ Николай Евграфович
Н. Е. Пестов был зачислен сотрудником Научного Института по Удобрениям, ещё не окончив своего образования в МВТУ. Из МВТУ, где он работал ассистентом академика Э. В. Брицке, а позднее читал доцентский курс по технологии удобрений, он перешел во 2-ой МХТИ, а затем в Военную Академию Химической Защиты Красной Армии им. К. Е. Ворошилова, где в должности зав. кафедрой калийных солей проработал до октября 1933 года. С осени 1933 года Николай Пестов оставил Военно-химическую академию и до осени 1937 года преподавал в МХТИ им. Менделеева, где читал курс, руководил дипломным проектированием и дипломными работами по специальности "Технология минеральных удобрений". Сверх того Н. Е. Пестов читал эпизодические лекции и циклы на предприятиях для инженерно-технического персонала, преподавал в Высшей Академии комсостава промышленности и руководил аспирантами НИУ.
Летом 1939 г. Н. Пестов был избран по конкурсу заведующим кафедрой Хим. технологии МИЭИ. Помимо этого с декабря 1942 г. по октябрь 1943 г. он был деканом химического факультета. С октября 1943 г. состоял заместителем директора по научной и учебной работе.
После защиты в январе 1941 года докторской диссертации "Физико-химические свойства порошкообразных и зернистых продуктов химической промышленности" в Академии наук СССР Н. Пестов был утвержден в степени доктора химических наук.
В годы войны Н. Е. Пестов вел интенсивную научную и педагогическую деятельность.
4 ноября 1944 г. Н. Е. Пестов был награжден орденом "Трудового Красного Знамени", а в 1946 году — медалью "За доблестный труд в Великой Отечественной войне".
Осенью 1943 г. на фронте погиб старший сын Н. Пестова — Николай. Позднее Николай Евграфович написал книгу "Жизнь для вечности" о погибшем сыне. К концу военных лет Николай Евграфович перестал скрывать свои убеждения. Все стены своего кабинета он завесил иконами, стал ходить в храм, не боясь встретить там своих сослуживцев.
После войны Н. Е. продолжал работать в МИЭИ и по совместительству — в НИУИФ, прервав эту работу за несколько лет до выхода на пенсию. В конце 50-х годов Н. Е. Пестовым были написаны первые труды по богословию. Это были в основном выдержки из святых отцов и учителей Церкви по различным вопросам христианской жизни, объединенные в два тома под названием "Пути к совершенной радости", а также первая редакция книги "Над Апокалипсисом".
После ухода на пенсию всю свою духовную и физическую энергию Н.Е. сосредоточил на работе над основным своим богословским произведением — многотомной диссертацией "Пути к совершенной радости", или, как он еще ее назвал: "Опыт построения христианского миросозерцания".
http://www.berdsk.orthodoxy.ru/vladyka/pestov.htm

ПУЗИК Валентина Ильинична (в монашестве Игнатия, приняла схиму)
В 1924 г. она стала прихожанкой московского Высоко-Петровского монастыря и духовной дочерью старца иеромонаха Агафона, позднее – преподобномученика Игнатия (Лебедева). Окончив в 1926 г. Московский государственный университет, она работала в области патоморфологии туберкулеза. В 1928 г. приняла тайный постриг, но по благословению духовного отца продолжала работать по специальности. Научно-исследовательская деятельность в Институте туберкулеза, понимаемая как послушание, подобное монастырскому, на долгие годы стала неотъемлемой частью ее монашеского делания. В 1943 г. монахиня Игнатия защитила докторскую диссертацию, в 1947 г. была удостоена звания профессора.
В конце 1970-х гг. она заканчивает профессиональную деятельность. К этому моменту ею были написаны крупные теоретические труды в разных областях медицины, она вырастила не одно поколение исследователей.
http://radonezh.ru/news/2049.html

ЧЕРНАЯ (Чичагова-Резон) Варвара Васильевна ( в монашестве Серафима)
В 1925 г. Леонида Леонидовна с Варей переехали в г. Новый Иерусалим Московской области, где Варя закончила семилетку. Десятилетку она оканчивала в Москве. Школу в 1929 г. преобразовали в нефтехимический техникум. Жить было трудно, поэтому она ушла с 3-го курса техникума и устроилась лаборантом в Институт органической химии АН СССР. Через год девушка поступила на вечернее отделение Института тонкой органической химии. Ценой упорства и труда она получила диплом инженера-химика.
Варвара Васильевна вспоминала: «Мою студенческую группу ликвидировали, а я все равно продолжала ходить на занятия в параллельную группу, пряталась от декана. Кончила институт. А документы найти не могут. Говорю: «Посмотрите в отчисленных. Действительно, там и обнаружились. Так и выдали диплом». В этот период два года (1936-37 гг.) она жила у деда, находящегося на покое митрополита Серафима.
В 1939 г. после окончания института Варвара Васильевна поступила на работу на московский завод «Каучук», с которым будут связаны следующие 13 лет жизни. В мае 1942 г. ее перевели в технический отдел старшим инженером, а с мая 44-го Варвара Васильевна стала начальником этого отдела. Она отказалась от эвакуации на Урал в октябре 1941 г. и месяц спустя оказалась в числе пяти человек, получивших приказ восстановить завод на пустом месте - военная техника нуждалась в резине. В этот период завод работал на казарменном положении. За территорию завода не пускали, соблюдали режим секретности и спали 2-3 часа прямо на рабочих местах. Варвара Васильевна стала настоящим специалистом по резине и проявила ярко выраженные организаторские способности. В 1944 г. в возрасте 30 лет она была назначена заместителем главного инженера. Ее недостатками в глазах окружающих были лишь худоба и малый рост.
В 1946 г. Варвара Васильевна перешла на работу в НИИ резиновой промышленности. Закончила заочную аспирантуру и в 1951 г. стала кандидатом наук. С декабря 1953 г. по март 1961 г. Варвара Васильевна руководила лабораторией, специализировавшейся на разработке промышленной технологии производства латекса - синтетической резины. С марта 1961 г. Варвара Васильевна работала на кафедре технологии производства технических волокон Московского текстильного института. В марте 1964 г. она была переведена в НИИ резины и латексных изделий, где и проработала до 1986 г. В течение 16 лет, с 1966 г. по 1982 г., была заместителем директора по научной работе. В общей сложности 55 лет своей жизни она отдала работе в химической промышленности и науке. Варвара Васильевна защитила докторскую диссертацию. Ей была присуждена ученая степень доктора технических наук, она стала профессором. Ей были присвоены почетные звания: «Заслуженный деятель науки и техники», «Почетный нефтехимик СССР». Варвара Васильевна - автор 150 научных работ, 36 авторских свидетельств на изобретения. Она получила высокие правительственные награды - 2 ордена и 8 медалей. За участие в разработке элементов скафандра космонавта Варваре Васильевне была присуждена Государственная премия СССР, которую она перечислила в Пюхтицкий монастырь. По ее технологиям строились новые цеха и заводы по производству резиновых изделий из латекса для медицинской промышленности, защиты от радиоактивного излучения, антикоррозийных покрытий, пленки и т.п. Она стала ученым с мировым именем и объездила пол- мира.
http://www.tayninskoye.ru/voskresnye-besedy/besedy-2008-god-/igumeniya-serafima.html
портрет

Монархическая манифестация в Киеве 30 апреля (12 мая) 1917 года

Тяжело и больно смотреть сейчас репортажи с киевских улиц. Во сто крат тяжелее тем, кто сохранил здравое христианское и имперское разумение и находится сейчас в городе, именовавшемся некогда "Матерью городов Русских".
Но Киев знал и другие протесты. Весной 1917 года учащаяся молодёжь вышла на его улицы для порицания Временного правительства и украинских самостийников и для прославления монархического образа правления - всего через 2 месяца после постыдного февральского переворота.
"Группа учащихся разных учебных заведений, объединившаяся в кружок, пожелала на своём знамени выставить политический лозунг: "Конституционная монархия"".Утром 30 апреля (на митинг) ... кружок молодёжи с лозунгом "Конституционная монархия" пришёл с развёрнутым плакатом.
... К собравшимся манифестантам подошёл отряд юнкеров Николаевского военного училища, несших ... украинский флаг со словами "хай живе вильна федеративна республика!". Увидев этот последний флаг, кружок конституционных монархистов ... вынес свой плакат и развернул его с криками "Ура!".
Вскоре после этого начался молебен о даровании победы русскому воинству... (После него) кружок с плакатом "Конституционная монархия" пошёл ... мимо присутственных мест, к памятнику Богдана Хмельницкого. У думы группу манифестантов с плакатом "Конституционная монархия", шедшую впереди (остальных участников манифестации), встретила возбуждённая, враждебная толпа. Здесь могла произойти свалка, но вследствие распорядительности начальника милиции, поручика Лепарского, отдельные выступления наиболее разгорячившихся ... не увлекли всех... Конституционные монархисты пошли прямо к Царской площади, всё время отбиваясь от наседавших на них и им грозивших... Кружок, поднявшись до Трехсвятительской улицы, донёс свои знамёна и плакаты до конечного пункта - реального училища"
(Манифестация русской учащейся молодёжи. Киевлянин, 2 мая 1917 г.).
По воспоминаниям революционеров, весной 1917 года "в Киевских средних школах господствовала реакционность, даже настоящее черносотенство преобладающей массы учеников..." http://kontrrev.ho.ua/bibl/Mash5.html, так что чего-либо подобного следовало ожидать. В то время монархисты ещё надеялись на возможность борьбы за Монархию на Учредительном собрании, поэтому был выставлен тактический лозунг "Конституционная монархия". Уже зимой 1917-1918 годов они вернулись к старому, справедливому девизу: "Да здравствует Неограниченное Самодержавие!" (там же).

А.П.
портрет

В Алеппо в первый раз за год совершил посадку гражданский самолет

В расположенном в северной части Сирии городе Алеппо в первый раз за целый год совершил посадку гражданский самолет. Лайнер совершил посадку в аэропорту Алеппо после того, как войска приняли максимум мер, направленных на обеспечение безопасности в окрестностях воздушной гавани.
В самом аэропорту, как отмечает местная пресса, предварительно были проведены работы по реконструкции, поскольку здание терминала пострадало в результате бушевавших в стране боевых действий.
С начала сирийского конфликта аэропорт в Алеппо все время был и остаётся под контролем Дамаска, тем не менее, террористы несколько раз отбивали важнейшие объекты, расположенные неподалеку от аэровокзала.
http://deartravel.ru/3357-siriyskiy-aeroport-alepoo-vnov-nachal-prinimat-grazhdanskie-samolety.html
Ромейская

Отечество

Оригинал взят у gnoris в Отечество
Всё чаще мне недвусмысленно намекают: хочешь остаться русским – уезжай в свою Россию. Согласен. Только вот ведь какая удача – ехать никуда не надо. Потому, что моя Россия здесь! В этой России столетним эхом отдаётся память моей семьи, в этой России я, оболтус, родился, в ней рос, в ней живу и помру в ней, надеюсь, даже если кому-нибудь взбредёт в голову называть её Українськой Кримщиной, Татарской республикой или Турецким илем. Ведь меня же никто не спрашивает - правда - когда меняют названия? Вот и я оставляю за собой простое человеческое право не принимать эти шутки всерьёз. Так – баловство одно, хоть и внушительное и досадное иногда. Ну, хочется взрослым людям играться – пусть играются. Я даже принимаю эти «понарошки», как данность существования, существования, слышите, но не жизни. Потому, что жизнь - это совсем другое. Здесь никакими директивами не укажешь. И не слова меня научили этому; точнее, не слова только, но воздух, которым дышал, тишина, которую слушал, правда, которую узнавал в мимолётных прозрениях сердца…

Одно из самых ярких детских воспоминаний. Мне лет шесть. Я лежу в своей кровати и не могу уснуть. К нам в Симферополь приехали  родственники и завтра мы все вместе должны поехать в Севастополь. Я слышу, как взрослые собираются в соседней комнате, переговариваются приглушённо и в их хлопотах мне чудится что-то праздничное, необыкновенное. Я охвачен каким-то совершенно необъяснимым возвышенным волнением, каким может быть охвачен только маленький  человек в преддверии великого чуда. Завтра рано утром мы едем в Севастополь! За окном в тёмном небе зажглась звезда, я долго смотрю на неё и почему-то плачу необъяснимо светлыми, сладостными слезами. Мы едем в Севастополь! Я ещё ничего не знаю о нём, но уже знаю всё тем высшим знанием, которое  можно только попытаться перевести на неуклюже-"человеческий", взрослый язык. Вот уже все уснули, в доме тишина, но я всё не сплю, всё смотрю и смотрю на звезду и плачу, как будто завтра мне предстоит возвратиться в какую-то другую - давно утраченную и забытую жизнь. Забытую, но мою, настоящую жизнь!

Он запомнился мне как город света. Было лето, детство, молодые родители, электричка, тоннель… Я, кажется, впервые ехал на электричке так далеко и она так неторопливо, вдумчиво совершала своё путешествие к морю, словно лишний раз хотела прочувствовать важность происходящего. Даже внезапная, средь бела дня, темнота тоннеля казалась каким-то временем собирания, подготовки… Потом был Памятник погибшим кораблям, Аквариум, военный музей, старинные пушки, на которых можно было посидеть верхом, редуты, крейсера и морской ветер…

А потом мне было уже четырнадцать и мы с командой по гребле ехали на сборы. Был шлагбаум, серьёзные люди в чёрных бушлатах и проверка документов. И тайная гордость, что нас пропустили в "закрытый город". И была инкерманская бухта и волны от парохода, к которым нужно успеть повернуться носом, иначе - кердык. И утренние пробежки по спящим, рассветным улицам и обеды в столовке, по "спортивным" талонам. И ещё одни сборы. И маневрирующий по пыльным, тесным улочкам автобус, в открытый люк которого сыпались сбитые с ветвей абрикосы. И старое военное кладбище с памятниками в щербинах от пуль и снарядов – память, омытая кровью. И воздух... тот особый севастопольский воздух, который невозможно отменить или перекрасить в "помаранчевый" или любой другой приглянувшийся колер. И окраинные сопки, усыпанные костями и старыми дырявыми касками и обрывками противогазов... И севастопольские пацаны, продающие ведро патронов от "шмайсера" за 5 рублей, и жутковатые рассказы о подземных лабиринтах Шампан. И полуночный вопль тренера, который полез за тапочкой под кровать, а наткнулся на ящик артиллерийских снарядов, который Рубик с Насиком нашли где-то и не удержались – притащили и спрятали в самом надежном, как им показалось, месте.

И рассказ деда Паши, как шли бомбардировщики рядами и сыпали бомбы так, что было темно и не то, чтобы страшно, а... «Знаешь, мы с другом бросились к командирской землянке, а нас оттуда штыками и вдруг - угух! - нет землянки и деваться некуда, ну просто некуда от бомб и мы вдруг... ты понимаешь - уснули стоя!»

- Как так?!

- Ну, отключились мозги, не выдержали такого!

Не выдержали мозги...

А потом была удивительно тёплая зима и юношеская растерянность и едва открывшийся, пустынный Свято-Климентовский монастырь и его древний храм, вырубленный в скале руками первых христиан, и память об их оковах, и изумление, и тонкое, щемящее чувство в сердце, и ночь, свеча, и гулкие ступени и молитва такая горячая и живая, какой она только и может быть. И радость о Святом, мощи которого хотели забрать, вызволить у басурман, а он явился  во сне и сказал: «Вы хотите мощи мои забрать на Русь, а я хочу Русь учинить здесь». И остался… А с ним и другие святые, которые вдруг стали явственнее и ближе, чем собственная жизнь. И была в тех катакомбных потемках просьба, горячая просьба к святым: чтобы не оставили, не забыли!

И я, грешный, не уеду, потому что знаю, - тем самым: несомненным, детским знанием сердца, - что Крым, мой родной Крым не будет даже, но есть и останется навсегда частью Святой Руси. Той Руси, которая окликнула однажды и всё зовёт в бесконечность, туда, куда мне обязательно нужно дойти… к истоку, где мой единственный Дом, моё последнее – Горнее Отечество. Родина Жизни… Сама Жизнь!