June 2nd, 2019

портрет

Праведность есть свет, обличающий душевную слепоту.

Размышления в Неделю о слепом.
«Душевныма очима ослеплен, к Тебе, Христе, прихожду, якоже слепый от рождения, покаянием зову Ти: Ты сущих во тме свет пресветлый»
В Неделю о слепом, кондак, глас 4-й.

Слепота, упоминаемая в Евангелии, двоякого рода: внешняя, телесная, и духовная. Первая исцеляется Господом в многочисленных чудесах, вторая служит поводом (но, конечно, не причиной) ненависти фарисеев, которым именно и усваивается наименование слепых. «Фарисей слепой!». Вот и нынешнее время показует слепоту двоякого рода. Разве поистине слепа была Св. Матрона Московская? Разве был слеп в конце жизни Св. Лука из Тавриды? Токмо физическими очами. Слабость или отсутствие органа физического зрения – печальное жизненное обстоятельство. Но слепота души ввергает в неизмеримые пропасти. Представим, что Христос пришёл сегодня, или мы сами перенеслись по воле Господней во времена земной жизни Спасителя. Точно ли мы узнали бы Христа в Иисусе из Назарета? Или сочли бы Его одним из лжепророков, как рассуждали фарисеи? Ин суд Божий, ин суд человеческий. Ведь припомним, что Господь Иисус Христос не обладал внешними, физическими признаками превосходства – не носил мягких многоцветных одежд, не председательствовал в синедрионе, не приглашался ко столу ничтожных правителей иудейских – тетрархов. Обычным обществом, где Христос пребывал в годы проповеди Евангелия Царствия, было общество «мытарей и грешников», галилейских рыбаков. Вот что видели внешние очи, которые видя не видят, и не разумеют, чтобы кто исцелил их.
То, что многие думали превратно о Господе Иисусе Христе, можно объяснить суеверным предпочтением внешней обрядности по сравнению со следованием духу Ветхозаветного Закона. Внешняя обрядность была посохом слепого, или подслеповатого Израиля. В Ветхом Завете слепота соседствует с обманом: Иакова наряжают в шкуры, чтобы обмануть ослепшего умирающего Исаака.
Посох слепого сам не ведёт ко спасению, если нет к тому желания, однако и без посоха идти ослепшему совсем нельзя. Поэтому верность Закону со стороны фарисеев Господь хвалит, не одобряет лишь лицемерие («по делам же их не поступайте»).
Отчего же сейчас, когда Воскресение Христово явилось во всей силе, мы слепотствуем по отношению ко Христу и святым Его?! Здесь уже нет нам извинения, слепота это произвольная, и вина за неё целиком ложится на наши плечи. Если слепота души не даёт нам видеть величия подвига Царственных Страстотерпцев и всего сонма Новомучеников Российских, то скорее поспешим ко Господу, благодатию Которого они - Мученики - получили венцы нетленные. Если слепота не даёт нам видеть молитвенничество почившего Патриарха Алексия Второго, поспешим ко Господу, чтобы Он снял с внутренних очей наших пелену жестокосердия и клеветы.
Иначе получим осуждение за то, что могли исцелиться, но не пожелали!
Праведность есть свет, обличающий душевную слепоту. Если при свете, исходившем от Всероссийского батюшки о. Иоанна Кронштадтского, некоторые люди не желали меняться, продолжая совершать безплодные дела тьмы, то тем самым они показывали свою слепоту: как если бы слепец, обманутый злой шуткой, начал расстилать постель посреди улицы, поскольку его уверили, что он пришёл на постоялый двор.
Будем осторожны в суждениях, чтобы не уподобиться слепым фарисеям древнего и нового времени!

А.П.