July 9th, 2019

портрет

К событиям в Гонконге. «Возвратное движение» в капиталистическом укладе.

Протестное движение в Гонконге не может вызывать сочувствия хотя бы потому, что единое правовое поле, применительно к пресечению тяжких преступлений, более полезно для общества, чем "мозаичное", с преференциями для избранных. А демонстранты в особом административном районе Китая выступают как раз против единого правового пространства, за сохранение весьма странных привилегий в области уголовного права (власти Китая хотели экстрадировать в материковую часть подозреваемого в тяжком преступлении, но привилегии Гонконга этому препятствуют). К тому же, если поверить "картинке", участники демонстраций использовали британскую колониальную символику. Не берём пока во внимание последний аргумент, т.к. это могла быть и провокация - но в принципе, судя по реакции Запада, события в Гонконге являются частью плана США и их сателлитов по дестабилизации Китая. Об истинных (объективных) причинах желания дестабилизировать Китай и пойдёт речь дальше.
Второе десятилетие XXI века со всей очевидностью показало нам исчерпание возможностей для поступательного развития того хозяйственного уклада, который господствовал в западных государствах на протяжении последних столетий. Та лёгкость, с которой крупнейшее капиталистическое государство – США – отказалось от принципов свободной торговли и стало насаждать в мiре самую необузданную конкуренцию, та лёгкость, с которой ставится теперь под сомнение будущее европейских интеграционных объединений – вот поражающие нас отдельные черты общего кризиса, постигшего капиталистическую систему в ту эпоху, когда, казалось бы, ничто не мешает капитализму раскрыть весь свой (предполагаемый) потенциал развития. С другой стороны, представлялось общеизвестным и очевидным наблюдение, согласно которому одни и те же правовые нормы и хозяйственные приёмы, составляющие экономическую систему, и применяемые в разных условиях, дают разные, иногда противоположные по характеру результаты. Но эта очевидная до банальности истина была забыта в горячке празднования «победы» над поверженной социалистической системой. Между тем, новые комиссары – уже не в пыльных шлемах, а в пиджаках и с гарвардскими дипломами вместо «маузеров» - оказались столь же склонны к компанейщине и универсальным рецептам, как и их предшественники, насаждавшие продразвёрстку. Вера в линейный прогресс, господствовавшая в умах политиков «развитого социализма», вполне разделялась их неолиберальными преемниками. Между тем, развитие человечества, и, в частности, сферы хозяйственной деятельности человека, как и почти всё в природе (кроме, разве что, кристаллов) не терпит идеальных прямых. Если бы солнечный свет по прямой, без преломления в атмосфере, достигал поверхности нашей планеты, жизнь на Земле была бы невозможна. Но наше хозяйство, во имя всепобеждающего линейного прогресса, попытались втиснуть в прокрустово ложе антиинфляционных мер, свободной торговли и сплошной приватизации – и удивительно не то, что организм, вместо лечения болезней эпохи социализма, был варварски искалечен, нет, удивительно другое: как наше хозяйство вообще выжило после кровопусканий 1992 и 1998 годов?! Врача, который назначает всем подряд одно и то же сильнодействующее лекарство, следует судить за покушение на убийство. «Специалисты» МВФ и Всемiрного банка, а также их российские подручные, делавшие то же самое с экономикой нашей страны, вместо заслуженного наказания получали большое жалование и всевозможные гранты.
Теперь эпоха безраздельной веры во всемогущество капиталистической системы уходит в прошлое. Вероятно, навсегда. Разумеется, крах либеральной идеологии и её хозяйственного воплощения не является доказательством правоты сторонников социализма, поскольку обе идеологии – и либерализм, и социализм – покоятся на неверном допущении, на слепой вере в линейный прогресс и универсальные рецепты развития. Для того, чтобы выжить, человечеству раз и навсегда следует отказаться от принципа «завтра мы должны потреблять больше, чем вчера». Капитализм сейчас подошёл к той стадии, на которой любое производство реальных товаров заведомо менее выгодно, чем производство товарно-денежных знаков. Стремление охватить отношениями купли-продажи все сферы человеческой жизни закономерно привело к коммерциализации смерти. В «экономике знака» лучший потребитель – мёртвый потребитель. Или, точнее, обладающий существенными свойствами мертвеца – лишённый собственной мысли и воли, повторяющий вслед за информационным потоком затверженные слова и движения, как мёртвая рыбёшка - качается на воде в такт волнам. Цифровая некроэкономика – к этому термину, пожалуй, стоит привыкнуть.
В том упразднении основных принципов рыночной экономики, которое осуществляется в международной торговле Дональдом Трампом, чувствуется, конечно, «невидимая рука» Адама Смита, только эта рука теперь лишена даже и призрачной плоти. Это рука скелета, тянущая живого в могилу. Что там говорили классики о свободном рынке? Побеждает наиболее конкурентоспособный? Да неужели? А если этот счастливчик – не США?! Тогда нужно повернуть мiровую экономику вспять, затормозить её до уровня развития США. Что и делает Трамп по отношению к Китаю, в частности, к компании «Хуавэй». Конечно, торговые войны были и раньше, и они почти всегда сопровождались войнами обычными. Но эпическое противоборство Англии и Голландии на морях в XVII – XVIII столетиях не привело бы к возвратному движению всего капиталистического уклада - при победе любой из сторон. Проиграла бы Англия – капиталистический «первый эшелон» заговорил бы по-голландски. Кстати, временами первые в мире Соединённые Штаты вырывались вперёд по сравнению с Соединённым Королевством – поэтому наш Царь Пётр поехал учиться сначала в более передовую Голландию, а уж потом в слегка отставшую (на тот момент) Англию.
А вот если сейчас Китай проиграет, «колесо истории» всерьёз закрутится назад. И добром это ни для кого не закончится.

А.П.
Христос

В ЛОНО КАНОНИЧЕСКОЙ ЦЕРКВИ ИЗ РАСКОЛА ВЕРНУЛСЯ ПРИХОД В БОРИСПОЛЬСКОЙ ЕПАРХИИ

Священник Николай Брега и прихожане его храма, ранее уклонившиеся в раскол, принесли покаяние.

08 июня 2019 года ранее запрещенный в священнослужении за уклонение в раскол, священник Николай Брега принес покаяние и выразил желание вернуться в лоно Канонической Православной Церкви. Вместе со своим священником в лоно Церкви вернулись и прихожане Свято-Успенского храма с. Морозовка Бориспольской епархии.

О возвращении в Церковь священник и прихожане заявили на встрече с Управляющим делами УПЦ митрополитом Бориспольским Антонием (Паканичем).


портрет

Из молитвослова 1874 г., память Тихвинской (Тихфинской) иконы Божией Матери - сегодняшняя.




Икона "краснушка" 1910-х годов, я долго ломал голову над названием, пока не догадался, что это Тихвинская. Вероятно, мастер списывал "на слух" название с богослужебного текста, всё-таки Киев и Воронеж далековато от Русского Севера.
П.С. В XVII веке Тихвин назывался Тихфином: Се аз, Семен Иванов сын Попов, тихфинского посаду жилец, подрядился есме у тихфинца ж посацкаго человека, у Артемья Дорофеева сына Молодожника, поставити мне, подрятчику Семену, ему, Артемью, на тихфинском посаде и отвесить на тихфинской важни меди котлов новых дельных, твердых, тектяных, середней руки, весом двацеть два пуда семь фунтов.
http://www.vostlit.info/Texts/Dokumenty/Skandinav/Sweden/Ekon_otn_russ_sved_17v_sov_arch/101-120/120.phtml?id=14434, документ 1690 г.

"...НА АСПИДА И ВАСИЛИСКА НАСТУПИШИ... " Псалом 90.

Запись входит в топ 1000 рейтинга

Живый в помощи Вышнего

Великая Отечественная Война

автор: Мария Городова
Fri, 9 May 2008,Я давно собираю и записываю истории, связанные с 90 псалмом, знаменитой молитвой «Живый в помощи Вышняго…» У этой молитвы, написанной израильским царем Давидом (XI-Xв. до н. э.) по случаю избавления его народа от трехдневной моровой язвы, какая-то особенная судьба именно в России. Многие из этих историй связаны с Великой Отечественной войной.

« Осенью 41-го мне было семь лет, моей сестре Сонечке пять. Так получилось, что в эвакуацию в Актюбинск мы уехали только весной 42-го, поэтому страшную осень и зиму первого года войны были в Москве. Мой папа Гущин Андрей Федотович, несмотря на слабое зрение, добровольцем пошел в ополчение. Там и погиб. Моя мама Александра Филипповна, врач, все время проводила в госпитале, и мы с Сонечкой оставались с бабушкой – Натальей Тимофеевной. Бабушка была из крестьянской семьи, и перебралась к нам в Москву от голода конца тридцатых из Брянской области. Вспоминания о войне у меня обрывочные. Как началась война почему-то не помню, но зато хорошо помню чувство голода, и то, как осенью 41-го ездили с бабушкой на поля собирать капустные листья. Поля находились где-то в районе Сокола. Очень хорошо помню запах и вкус этих листьев – мы их очищали от гнили и ели, подмерзшие, а бабушка варила из них щи, очень вкусные.

Collapse )