barjaktarevic (barjaktarevic) wrote,
barjaktarevic
barjaktarevic

Categories:

Екатеринбургская гекатомба

Оригинал взят у karpets в Екатеринбургская гекатомба
Оригинал взят у rosh_mosoh в Екатеринбургская гекатомба

Ритуальный характер убийства последнего Императора Всероссийского и Его Семьи в Екатеринбурге в ночь с 16 на 17 июля 1918 года выясняется из обстоятельств места, времени и образа действия, при которых было подготовлено и совершено это кровавое злодеяние. Являясь очевидными уликами преступления, эти контекстуальные обстоятельства указывают на след подлинных заказчиков, организаторов и исполнителей, использующих выгоду и несущих коллективную ответственность за содеянное.
Город Екатеринбург был основан в 1723 году В.Н. Татищевым как центр Уральской горнопромышленности. Как считается, получил свое название в честь императрицы Екатерины I. По этимологической версии от имени Екатерины (греч. – благословение Гекаты) назван в честь греческой богини, владычицы подземного царства, Гекаты горной или «в горе» (ин бург). Ср. с популярной на Урале темой «хозяйки медной горы». Медная гора может быть расшифрована не только как рудоносная жила, но и как жертвенник, который обыкновенно изготовлялся из меди (например, в Ветхом Завете Исх. 38, 1-4) и представлял собой некое возвышение над уровнем земли, гекатомбу или жертвенник, посвященный Гекате.
Под гекатомбой обыкновенно понимают «жертву из ста быков» (ἑκατόμβη, букв. «сто быков») или обобщенно многочисленную жертву. Однако, этимологический анализ обнаруживает смысл, связанный с жертвоприношением в честь мертвых. Так у Гомера, «Ныне черный корабль на священное море ниспустим, //Сильных гребцов изберем, на корабль гекатомбу поставим» (Илиада пер. с древнегреческого Н. Гнедича) . Здесь слово гекатомба, очевидно, означает не само жертвоприношение, а алтарь, посвященный Гекате, буквально «тумбу Гекаты». Согласно Фасмеру, «тумба» - «произведение из нов.-в.-н. Tumbe «могила, гроб, яма», которое восходит через народнолат. Tumba к греч. τόμβη «холм», «могильный памятник».
Р. Грейвс называет Гекату «собакоголовая богиня смерти Геката, которая имеет губительную власть на земле и море» (Мифы Древней Греции, Екатеринбург, 2005, с.76). Семито-хамитским аналогом Гекаты является Астарта, или ее темное воплощение, дьяволица Лилит. «Лилит была Гекатой хананеян, и, чтобы защититься от нее, евреи изготавливали амулеты даже в средние века» (Р. Грейвс, с.275).
40
Священным животным Гекаты была собака, ей в жертву приносили щенков в глубоких ямах, или в мрачных пещерах, недоступных для солнечного света. В честь Гекаты справлялись мистерии. Греческая трагическая поэзия изображала Гекату властвующей над злыми демонами и душами умерших.
Согласно Тимофею Газскому– собака - животное Гермеса, которого сближают с Анубисом, египетским божеством, изображаемым с собачьей головой, покровителем тайных знаний и посредником между земным и подземным мирами. «Древние считали это животное не вполне чистым и никогда не приносили его в жертву ни одному из олимпийцев. Только как трапезу для Гекаты Подземной их приносили на перекрестках, и эта жертва служит отвращению или искуплению зла. В Спарте щенков жертвуют самому кровожадному из богов – Эналию» (Плутарх, Римские вопросы).
Согласно Мифологическому словарю, «Гекату можно считать ночным коррелятом Артемиды, она также охотница, которую сопровождает свора собак, но ее охота – это мрачная, ночная охота среди мертвецов, могил и призраков преисподней (…). Римляне отождествляли Гекату со своей богиней Тривией – «богиней трех дорог». Изображение Гекаты помещалось на распутье или перекрестке дорог, где ей обычно приносили жертвы» (Мифологический словарь., М.,1990, с.143).
41
Местоположение дома Ипатьева на перекрестке трех дорог (Вознесенского проспекта и Вознесенского переулка), таким образом, является идеальным для жертвоприношения в честь ночной «хозяйки Урала».
Судя по старым кино-фотодокументам, Вознесенская площадь в месте пересечения трех дорог (Вознесенского проспекта и Вознесенского переулка), богата замечательными артефактами, которые в настоящее время уже невозможно достоверно идентифицировать. Это и небольшая часовня у юго-восточного угла дома Ипатьева, и чуть далее расположенная деревянная будка сторожа, и еще далее к противоположному от дома Ипатьева углу Вознесенского проспекта и Вознесенского переулка возле дома Попова непонятное сооружение в форме постамента или тумбы высотой в два человеческих роста, ясно различимое на кинодокументальных кадрах с расстояния примерно 100-200 м., съемка производилась, по-видимому, с аэроплана (кадры использованы в документальном фильме режиссера Н.Смирнова «Убийство Царской Семьи», Ипатьевский дом, мин.6,12), которое должно было быть хорошо видно из окна комнаты Царственных узников и «расстрельной» комнаты, если бы не было загорожено забором. Интересно было бы уточнить значение последнего артефакта в его отношении к культу Гекаты и в связи с совершенным в непосредственной близости от него Екатеринбургским злодеянием.
Предположение о том, что упомянутое сооружение могло служить постаментом или пьедесталом какого-либо памятника вызывает ассоциации с местом казни французского короля Людовика ХVI, которая была совершена в Париже на площади Революции на эшафоте, воздвигнутом у самого подножия пьедестала, на котором некогда возвышалась статуя Людовика ХV. Символика опустевшего пьедестала понятна. Позднее на нем была установлена статуя Свободы. В непосредственной близости от нее на сооруженном у пьедестала эшафоте совершались революционные гекатомбы, здесь была обезглавлена французская королева Мария-Антуанетта.
Вот как выглядела возвышавшаяся над королевским эшафотом статуя Свободы в описании Стефана Цвейга: «Сурово и гордо рядом с этими вратами смерти на постаменте, ранее служившем для памятника Людовику ХV, возвышается гигантская статуя Свободы. Невозмутимо сидит она, неприступная богиня с фригийским колпаком на голове, грезящая, с мечом в руке; вот сидит она, каменная, в застывшей неподвижности, богиня Свободы, погруженная в глубокую задумчивость. Невидящими глазами смотрит она поверх толпы, вечно волнующейся у ее ног, смотрит на стоящую рядом с ней машину смерти, вглядываясь в далекое, невидимое. Ничто человеческое не тревожит ее (…). Не слышит она криков тех, кто взывает к ней, не чувствует тяжести венков, которые кладут ей на каменные колени; кровь, пропитавшая землю у ее ног, безразлична ей» (С.Цвег, Мария Стюарт, в кн.: Корона и эшафот, с.271).
42
Иногда богиня Свободы изображается с факелом в руке, что соответствует иконографическому образу Гекаты. Зооморфным символом Гекаты является сова –слепая днем и видящая ночью.
В греческой мифологии Геката (Ekath, Hecate ) - богиня мрака, ночных видений и чародейств, покровительница магии и волшебства. У неё три значения: богиня плодородия и изобилия; богиня луны; и королева ночи, привидений и теней. Как богиня Луны, она часто входит в союз с Селеной и Дианой / Артемидой как тройная Богиня. Ее видят только собаки, и, если собаки воют ночью, это значит, что Геката рядом. В одном мифе она превращается в медведя или дикого кабана и убивает своего собственного сына, затем оживляет его.
Одно обращение к ней записал в III веке Ипполит в "Философумена": "Прийди, адская, земная и небесная Bombo (Геката), богиня широких дорог, перекрестков, ты, которая ездит туда и сюда ночью с факелом в руке, враг дня. Друг и возлюбленная тьмы, ты, которая радуется, когда суки воют и льется теплая кровь, ты, которая бродишь среди призраков и могил, ты, которая удовлетворяешь жажду крови, ты, которая вызываешь страх в смертных душах детей, Горго, Мормо, Луна, в тысяче видов, брось свой милостивый взор на наше жертвоприношение».
Кажется, будто исходит эта инвокация из уст Юровского, вычитывающего «приговор» в Ипатьевском подвале под завывание оставленных хозяевами собак. На первый взгляд, что может быть нелепее этого предположения?
Но вот интересный факт. Присутствовавший на заседании Совнаркома, на котором было заслушано сообщение о «расстреле» Царской Семьи, историк М.Н.Покровский, член комиссии по разбору материалов, найденных у Романовых, «смотрящий» за цареубийством, спустя несколько дней писал своей жене: «Интересная работа, о которой упоминал вчера – разбор бумаг расстрелянного Николая. Самое трагическое м.б., что об этом расстреле никто даже и не говорил почти, буквально (выделено нами –Н.К.), «как собаку» убили. Жестокая богиня Немезида» (РГАСПИ. Ф.197. Оп.1. Д.49. Л.32а).
Эринии, греческие богини мести, считались спутницей Гекаты (Р. Грейвс, с.158), а в Риме богиню Диану (греч. Гекату) отождествляли с Немесидой, богиней неотвратимого возмездия (Е.М.Штаерман, Диана, Мифологический словарь, М., 1990, с.187).
В восточном Крите лунную богиню, отождествляемую с Артемидой и Гекатой, называли Диктинна. «Диктинна связана в мифе с dictyon. Это слово означает охотничью или рыболовную сеть, а dicte - это, редуцированная форма слова dictynnaeon, что означает «место Диктинны». В матриархальной системе этой богине, вооруженной сетью, принадлежала важная роль в ритуале «смертельной охоты на царя-жреца» (Р. Грейвс, с.426).
Эта охота начиналась летом, «когда на дубе полностью распускалась листва (возможно, во время восхождения на небе звезды Сириус)» (Р. Грейвс, с.426).
В древности Сириус назывался "собака" — κύων, canicula; главная звезда в созвездии Большого Пса, название это впоследствии перешло ко всему созвездию. У римлян праздники Robigalia, Floralia и Vinalia имели соотношение с появлением Сириуса. Первое утреннее появление С. после того, как он выходит из лучей солнца — гелический восход С. — наступал в древности перед разгаром лета. Отсюда произошло название Dies Caniculares — каникулы. В Греции это было время жертвоприношений, месяц гекатомбио́н (др.-греч. Ἑκατομβαιών, «месяц жертвоприношения») — вторая половина июля — первая половина августа. В еврейском календаре на это время приходится праздник Плач по Иерусалиму – 9 ава. В Православном- убиение Царской Семьи и благоверного вел. князя Андрея Боголюбского.
Празднование в честь Дианы или Гекаты, происходившее в середине лета, ознаменовывалось охотничьими ритуалами и жертвоприношениями на ритуальных кострах. Стаций сообщает: «Сама награждает венками Диана// собак победивших и дротики чистит, // и диким зверям позволяет бродить безопасно;// и у чистых костров славит земля Гекатовы иды» (Statius. Silv.3.1.57-60). Иды, согласно римскому календарю, день в середине месяца.
Более древние топонимические следы культа Гекаты на Урале обнаруживаются в названии реки Исеть (Исида – Исет, египетский аналог Гекаты, Астарты, Лилит). Этимология топонима Исеть (от татарского ис-эт – собачий запах), связь египетской богини Исиды с Анубисом, песьеголовым богом царства мертвых показывает генезис жертвенных центров Урала от малоазийских хтонических культов.
Вот как бар. Софья Буксгевден описывает картину прибытия в Екатеринбург «второй партии» Романовых, Царских дочерей и Наследника: «Великим княжнам грубо приказали самим нести свои вещи, и бедным девушкам пришлось одним тащить тяжелые сумки и вести на поводке трех собак ( на самом деле собак было четыре, крохотную Джемми, вероятно, несли на руках –прим.). Нагорного, пытавшегося помочь девушкам, грубо оттолкнули в сторону. Цесаревича вынес из вагона Нагорный, затем по очереди на перрон сошли члены свиты» (С.Буксгевден, Венценосная мученица, М., 2006, с.513).
Почему или для какой цели кроме ритуальной царские мучители, лишавшие Царскую Семью всего необходимого, запрещавшие к ним доступ верным людям (не позволившие, между прочим, Наследнику взять из Царского Села любимого кота Ваську), не возбраняли держать сразу четырех (?!) собак?
Любопытно, как редакторы фальсифицированных воспоминаний цареубийц концентрируют внимание предполагаемого читателя на убийстве собак.
М.А. Медведев - Кудрин вспоминает: «Красноармеец принес на штыке комнатную собачонку Анастасии – когда мы шли мимо двери ( на лестницу во второй этаж) из-за створок раздался протяжный жалобный вой –последний салют Императору Всероссийскому. Труп песика бросили рядом с царским. – Собакам –собачья смерть! – презрительно сказал Голощекин» (Ю.А.Жук, Исповедь цареубийц, М., 2008., с.189).
В другом варианте воспоминаний ритуальную фразу о «собачьей смерти» несмотря на противоречие в деталях М.А. Кудрин произносит сам: « Груженая останками династии Романовых грузовая машина, громко тарахтя, выехала за ворота и уплыла в темноту. Во дворе дома завыли великокняжеские собачонки… Прозвенел винтовочный выстрел. Вой оборвался. Собакам – собачья смерть!» (Исповедь цареубийц, с.176).
По воспоминаниям М.Кабанова: «Несмотря на то, что сильно шумела заведенная автомашина, хорошо были слышны выстрелы и сильный лай 4-х собак (…) Я сошел с чердака к месту казни и сказал, что в городе хорошо слышны выстрелы, вой собак. После этого стрельба была прекращена, 3 собаки повешены, а четвертая собака Джек (Джой – прим.) молчала, поэтому ее не тронули. Оставшиеся в живых подлежащие казни были умерщвлены холодным оружием. После этого я вернулся на чердак к пулемету и через слуховое окно наблюдал, как носили на санитарных носилках трупы казненных и укладывали в грузовую машину, постланную новым белым брезентом. Всего было уложено в машину 11 трупов людей и 3 трупа собак»» (Исповедь цареубийц, с.138).
Ю.А.Жук приводит такие сведения: « Вместе с Царской Семьей в ДОН жили 4 собаки: японский хин Государыни Императрицы по кличке Швыбзик, спаниель Джой Наследника Цесаревича, французский бульдог Ортино Великой Княжны Татьяны Николаевны и очень маленькая собачонка по кличке Джемми, принадлежавшая Великой Княжне Анастасии Николаевне» (Исповедь, с.136).
Спаниель Джой был найден белыми у охранника Летемина, «пожалевшего» оставленную хозяевами собаку. Труп комнатной собачки японской породы, принадлежавшей вел. кн. Анастасии, обнаружен колчаковским следствием в одной из шахт возле Ганиной Ямы. Швыбзик и Ортино не идентифицированы.
В Священном Писании псы, лижущие кровь, часто встречающаяся аллегория профанической жертвы.
Илия Пророк изрекает проклятие на нечестивого царя Ахава, убившего Навуфея, чтобы завладеть его виноградником: «На месте, идеже полизаша свинии и пси кровь его, тамо полижут и кровь твою, и блудницы измыются в крови твоей» (3 Царств 21, 19).
Господь предупреждает: «Не дадите святая псом» (Мф.7, 6). «Блюдитеся от псов» (Фил.3, 2).
«Псы кровопиявые» -нарицательное имя жидов, пьющих христианскую кровь. Устами пророка Давида Господь говорит, видя обступивших Его в день крестных страданий иудеев: « Обыдоша Мя псы мнози, сонм лукавых одержаша Мя: ископаша руце Мои и нозе Мои. Изчетоша вся кости Моя» (Пс.21, 17 -18).
На известной картине П.Рубенса, использовавшего сюжет легенды о царице массагетов Томирис, повелевшей окунуть голову побежденного ею персидского царя Кира Великого в вазу, наполненную кровью, можно видеть изображение охотничьего пса, принюхивающегося к запаху крови.
4
И.П. Якобий в книге «Николай II и революция» замечает: «Роль царского палача, «рыцаря-кадоша», взял на себя Юровский» ( М., 2005, с.341). Рыцарь-кадош – (от евр. кадет – святой), тридцатая степень, завершающая основание Древнего общепринятого Шотландского обряда в масонстве. Слово «кадош» имеет двойную этимологию. Упоминаемые в Священном Писании «кедушим», посвященные служители храмовой проституции, иеродулы находятся в непосредственной связи с нарицательным именем «псы». Отсюда, вероятно, происходит выражение «псы- рыцари». Этимология «рыцарей-кадошим» как «псов- рыцарей» очевидно коррелирует с «собачьей символикой» Екатеринбургского ритуального убийства.
С.Нилус пишет: «У сатанинской религии есть и свои таинства: есть масонское « крещение», возводящее младенца в звание «волчонка» (Близ есть при дверех, М., 2004, с.377).
Имеются сведения о «собачьем посвящении» главного цареубийцы Я.Свердлова. «В Турханском крае Свердлов приобрел собаку, которую назвал Пес… потом, в Кремле, шкура любимого животного всегда лежала у кровати Якова Михайловича. Если Пес был верным стражем при жизни, то и после смерти должен служить хозяину, оставаться его теневым, потусторонним, оккультным стражем» (В.Шамбаров, Оккультные корни Октябрьской революции, М., 2006, с. .334-335).
А вот как описывают историки заключительную сцену казни шотландской королевы Марии Стюарт, обезглавленной на эшафоте в парадном зале Фотерингейского замка. «В ту минуту, когда палачи поднимают окровавленный труп, чтобы отнести в соседнюю комнату, где его набальзамируют, - под складками одежды что-то шевелится. Никем не замеченная любимая собачка королевы увязалась за нею и, словно страшась за судьбу своей госпожи, тесно к ней прильнула. Теперь она выскочила, залитая еще не просохшей кровью. Собачка лает, кусается, визжит, огрызается и не хочет отойти от трупа. Тщетно пытаются палачи оторвать ее насильно…» (Корона и эшафот, Исторические очерки, М., 1991, с.70).
Еще более интересные литературно зашифрованные подробности цареубийственного ритуала содержатся в откликах современников «казни» французской королевы Марии-Антуанетты, которая была обезглавлена в Париже на площади Революции возле статуи Свободы, воздвигнутой на постаменте памятника Людовику ХУ, где ранее взошел на эшафот ее венценосный супруг.
«На следующий день после казни Эбер в своем листке «Папаша Дюшен» поднимет вой: « Я видел как голова этой бабы свалилась в корзину, и я хотел бы описать удовольствие, испытанное санкюлотами, которые наконец-то оказались свидетелями того, как эта тигрица проследовала через весь Париж в телеге живодера (…). Пока же непогребенный гроб стоит на кладбище, для одного человека могилу теперь не роют (…). Ждут подвоза от старательной гильотины и лишь собрав шесть десятков гробов, гроб Марии-Антуанетты заливают негашеной известью и вместе с остальными бросают в общую могилу. Вот и все. В тюрьме еще несколько дней воет маленькая собачка королевы, беспокойно бегает из камеры в камеру, обнюхивает все углы, прыгает по матрацам в поисках своей госпожи, затем и она успокаивается; тюремный сторож берет ее к себе»… И когда несколько лет спустя один немец приезжает в Париж, то во всем городе не находится человека, который смог бы ему сообщить, где похоронена бывшая королева Франции» (Корона и эшафот, с. 273).
Здесь нужно вспомнить, что в ночь убийства Царского Друга и человека Божия Григория Распутина во дворе Юсуповского особняка на Мойке также была ритуально убита собака. А вблизи места сожжения останков человека Божия на одной из берез кто-то оставил надпись на немецком (идиш жаргоне?): «Hier ist der Hund begraben». (Здесь собака зарыта)» (С.В Фомин, На царской страже, М., 2006, с.413).
Согласно историко-этнографическим данным, обычай ритуального умерщвления вместе с царем и его верных слуг или рабов имел в древности повсеместное распространение.
По сведениям испанских летописцев, у ацтеков «среди лиц, приносимых в жертву правителю, упомянуты его личный жрец, его управляющий, его жены (… ). Всех их убивали и сжигали отдельно (…). Но царь находился на своем погребальном костре не один. Вместе с ним сжигали маленькую собачку, которая должна была провести его через ужасную подземную реку, чтобы царь достиг места своего конечного пребывания – страны Миктлантекухтли, повелителя мертвых. Этот обычай существовал, по-видимому, у всех центральноамериканских народов» (В.И Гуляев, Представления древних майя о загробном мире, в кн.: Погребальный обряд, М., 1999, с. 36). Экзотические ритуалы, оказывается, очень живучи.

Николай Козлов

Tags: Царственные Мученики
Subscribe

Comments for this post were disabled by the author