barjaktarevic (barjaktarevic) wrote,
barjaktarevic
barjaktarevic

Цинциннат Ц и бабочка

Из полотенца
выпросталось большое, темное, усатое, -- и тогда Родион заорал
во всю глотку, топчась на месте, боясь упустить, схватить не
смея. Полотенце упало; пленница же повисла у Родиона на
обшлаге, уцепившись всеми шестью липкими своими лапками.
Это была просто ночная бабочка, -- но какая! -- величиной
с мужскую ладонь, с плотными, на седоватой подкладке,
темно-коричневыми, местами будто пылью посыпанными, крыльями,
каждое из коих было посредине украшено круглым, стального
отлива, пятном в виде ока. То вцепляясь, то отлипая членистыми,
в мохнатых штанишках, лапками и медленно помавая приподнятыми
лопастями крыльев, с исподу которых просвечивали те же
пристальные пятна и волнистый узор на загнутых пепельных
концах, бабочка точно ощупью поползла по рукаву, а Родион между
тем, совсем обезумевший, отбрасывая от себя, отвергая
собственную руку, причитывал: "сыми, сыми!" -- и таращился.
Дойдя до локтя, бабочка беззвучно захлопала, тяжелые крылья как
бы перевесили тело, и она на сгибе локтя перевернулась крыльями
вниз, все еще цепко держась за рукав, -- и можно было теперь
рассмотреть ее сборчатое, с подпалинами, бурое брюшко, ее
беличью мордочку, глаза, как две черных дробины и похожие на
заостренные уши сяжки.

http://lib.ru/NABOKOW/invitation.txt_Piece100.03


Оригинал взят у karpets в Не спутник и не погром
Почему  Просвирнин  внезапно  так  ополчился  на  Стрелкова  ?

Все  крайне  просто

Он,  подельник  Белковского  и  Собчак,  представляет  одну  из  многих  субкультур  современного  "либерального дискурса" , субкультуру,  выросшую  из  чего--то среднего  между  фильмом  "Ночной  портье"  и  песней  про  "поручика  Голицына" (набоковский Родриг Иванович).

Будучи   весьма  недалеким,  он  поначалу принял  ИИС  за  такого  же,  как он.  Ну, в  лучшем  случае,  за  такого,  каким  его  изображал  Кургинян (набоковский месье Пьер).

Не  случайно  взорвался  Егорушка  из-за  Ходорковского,  на  самом  деле  близкого  ему  если  не  прямо  по  крови,  то  по  ...  (дух  там  не  ночевал)...  запаху,  что ли...

А  Стрелков  -  это подлинное.

То  есть  -  все по  длине, по  аршину.




Театр господина де Суркова не до конца разрушен. Вот в чём загвоздка. С сурковщиной должно произойти вот это:
Сквозь поясницу еще
вращавшегося палача начали просвечивать перила. Скрюченный на
ступеньке, блевал бледный библиотекарь. Зрители были совсем,
совсем прозрачны, и уже никуда не годились, и все подавались
куда-то, шарахаясь, -- только задние нарисованные ряды
оставались на месте. Цинциннат медленно спустился с помоста и
пошел по зыбкому сору. Его догнал во много раз уменьшившийся
Роман, он же Родриг:
-- Что вы делаете! -- хрипел он, прыгая. -- Нельзя,
нельзя! Это нечестно по отношению к нему, ко всем... Вернитесь,
ложитесь, -- ведь вы лежали, все было готово, все было кончено!
Цинциннат его отстранил, и тот, уныло крикнув, отбежал,
уже думая только о собственном спасении.
Мало что оставалось от площади. Помост давно рухнул в
облаке красноватой пыли. Последней промчалась в черной шали
женщина, неся на руках маленького палача, как личинку.
Свалившиеся деревья лежали плашмя, без всякого рельефа, а еще
оставшиеся стоять, тоже плоские, с боковой тенью по стволу для
иллюзии круглоты, едва держались ветвями за рвущиеся сетки
неба. Все расползалось. Все падало.
Tags: Новороссия, Одоление смуты
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment