barjaktarevic (barjaktarevic) wrote,
barjaktarevic
barjaktarevic

Надеюсь завтра прочитать на Митрофановских

«Судьбы славяноведения и византинистики в отечественной школе (1917–2017)»

Система образования, в её гуманитарной ипостаси, является социальным институтом, ответственным за сохранность и воспроизводство национальной памяти. Если память народа исчезает, исчезает и народ, хотя бы внешние, антропологические признаки и оставались. Отсутствие преподавания национального языка и истории всегда приводит к «Люнебургской пустоши», когда народ одного антропологического типа (например, славянский), усваивает себе язык и мировоззрение другого типа (в случае Люнебургской пустоши – немецкого).
Стройное, ясное понимание исторических связей и антагонистических противоречий, распознавание в истории друзей и врагов – условие элементарного выживания народа. Применительно к России – жизненно необходимо помнить, что нынешняя Российская Федерация является частью чего-то большего, частью поствизантийской и славянской цивилизации. Об этом говорили великие историки прошлого. Целью нынешней нашей работы будет сравнение того места и объёма, которые занимала информация о Византии и славянах в российской школе 100 лет назад, с тем объёмом, который отдавался этой информации в последующее время – вплоть до сего дня.
По словам Т.Д. Флоринского, отделение истории южных славян от истории Византии немыслимо (Отчёт РАН 1919.Отчёт ОРЯС. С. 1), точно также, добавим, как и отделение истории Византии от истории Древней Руси, поскольку, по словам Ф.И. Успенского, история Византии имеет «важнейший интерес для нас – русских» (Памяти Ф.И. Успенского. Лг. 1929. С. 30).
В предреволюционной России власти это понимали, доказательством чего является сборник статей педагогов, преимущественно оппозиционного по отношению к старой власти направления, вышедший в рубежном 1917 году.
Это «Вопросы преподавания истории в средней и начальной школе». Среди авторов сборника были известные на тот момент педагоги – профессор Н.И. Кареев, профессор А.А. Фортунатов, а также один из будущих теоретиков «единой трудовой школы» Б.Н. Жаворонков. Статьи сборника «Обзор хрестоматий по всеобщей истории для средней школы» (автор А.А. Фортунатов) и «Учебники по истории средних веков для средней школы» (автор – Б.Н. Жаворонков) помогают определить объём и уровень преподавания сведений о славянах и Византии в средней школе накануне революционных событий. Из первой статьи мы можем узнать, что учитель, а, после соответствующей методической подготовки, и ученик, мог ознакомиться в хрестоматии 1912 г. по истории Средних веков (под редакцией Я. С. Кулжинского и В. В. Нейкирха) с описанием дня знатной византийской дамы Х века» (С. 189); помещён «ряд любопытных извлечений из древне-иноческих уставов, собранных епископом Феофаном..., тропарь Иоанна Дамаскина (переложение Ал. (К.) Толстого)», документы Ферраро-Флорентийского и Констанцского соборов, принципиально важные для истории Византии и западных славян (С. 190). Среди иллюстраций, высокое качество которых отмечено рецензентом, был напечатан отрывок Евангелия от Луки, написанного глаголицей (С. 191).
Методический анализ учебников по истории Средних веков, проведённый Борисом Жаворонковым, несколько страдает идеологической ангажированностью, но для нас важно, что автор регистрирует повышенное внимание российского ведомства народного просвещения к истории Византии: в программе по истории образца 1913 года (аналог современных государственных образовательных стандартов) присутствует «тенденция превознести Византию, ... тенденция восхвалить Византию» (С. 204). Автор рецензии недоволен, что в учебнике Р. Ю. Виппера («Краткий учебник истории средних веков») целых 12 страниц из 144 посвящены Византии (С. 212). В учебнике К.А. Иванова (1913 г.) Византии были посвящены 3 главы, причём с использованием славяноведческого материала: «Восточная Римская империя 6-8 веков», «Славяне, Византия и Рим», «Византия и южные славяне 14-15 вв. »(С. 214).
Особенное неудовольствие Жаворонкова вызвал учебник А.А. Васильева, рецензент уличил автора в следовании «идее панславизма» (С. 223). Недоволен был Жаворонков и якобы чрезмерным вниманием автора к истории Церкви в Византии. Между тем, с точки зрения национальных задач русской школы, сопряжение сведений, получаемых на уроках тогда ещё существовавшего Закона Божия, с историческими сведениями как раз способствовало формированию правильного, гармоничного взгляда на историю Греко-славянской цивилизации (В.И. Ламанский).
... Уже очень скоро, в 1925 году, заочный спор Жаворонкова и Васильева был разрешён политическим «разрубанием Гордиева узла»: А.А. Васильев был вынужден эмигрировать, а Жаворонков получил полную возможность для реализации своих механико-материалистических взглядов в рамках обществоведческой парадигмы, обычно связываемой с идеями М.Н. Покровского.
16 октября 1918 г. ВЦИК РСФСР утвердил «Положение о единой трудовой школе». Одновременно Наркомпросом РСФСР была опубликована «Декларация о единой трудовой школе». В этих документах были сформулированы принципиальные основы советской системы школьного образования и воспитания молодого поколения (Бущик. С. 94). Проводники воли ВЦИК на местах были убеждены, что «отказ от систематического изучения основ исторической науки, подчинение вопросов обществоведения удовлетворению отдельных практических потребностей или даже случайной любознательности школьников» - это то, что необходимо для создания новой школы (Бущик Л.П. 1961. С. 105).
В течение 1918-1935 годов славяноведение и византинистика были вытеснены сначала из средней, а затем и из высшей школы. В 1928 году был закрыт «Византийский временник» - ведущий журнал в области византинистики, «в связи с неактуальностью для советской науки». В 1929-1932 гг. многие византинисты и слависты стали жертвами «Академического дела» и других сфабрикованных процессов против «буржуазных» учёных. В 1934 году был разгромлен Институт славяноведения в Ленинграде.
Медленный и тяжёлый процесс (со срывами и откатом назад, к пережиткам «школы Покровского») восстановления позиций византинистики и славяноведения в высшей школе начался в 1939 году. Великая Отечественная война побудила власти изменить своё отношение к исторической науке. В. 1940-1960 годах выходят многотомные издания по истории Византии и славянских стран (например, «История Югославии»), с 1947 года возобновляется издание «Византийского временника», в 1948 году выходит «История Византии» Ф.И. Успенского (третий том).
Что же касается средней школы, то позиции славистики и византинистики в период существования СССР так и не были в ней восстановлены. В учебниках 1970-1980 годов история Византии и зарубежных славянских народов освещалась бегло и схематично, практически без связи с историей Руси-России, кроме отдельных эпизодов. Главное внимание уделялось истории «классовой борьбы» и «национально-освободительных» движений, направленных, в том числе, против исторической России.
Немногим лучше обстоит дело и с нынешними учебниками. Так, в учебнике Н.В. Загладина и Н.А. Симония «Всеобщая история с древнейших времён до конца XIX века» («Русское слово – РС», 2010 г.) присутствует лишь один параграф под названием «Византия и Восточная Европа в V-X веках», где даются самые общие представления о Восточной Римской Империи (6 страниц, в то время как в дореволюционном учебнике Виппера было 12). У авторов не нашлось места для хотя бы беглого ознакомления учащихся с интеллектуальной историей Византии (философы-«Великие Каппадокийцы», Патриарх Фотий, Григорий Палама, иконописцы Эулалиос, которого сравнивали по таланту с Фидием, и Павлос), эпизод с императорским троном дан изолированно, в отрыве от истории материальной культуры и технологий поздней античности и раннего средневековья. Ученик не запомнит ни одного имени правителя или деятеля культуры славянских народов (возможно, кроме Кирилла и Мефодия) – настолько схематично изложена история славян. По печальной традиции последних десятилетий, игнорируется средневековая история христианских народов Кавказа и Восточного Средиземноморья (грузин, армян, лазов, ассирийцев, арабов-христиан).
Последствия пренебрежения византинистикой и славистикой в средней школе и идеологического давления на эти науки в высшей - многообразны. Это и неадекватное восприятие учащимися истории технологического развития человечества (из-за игнорирования комплекса научных и научно-технических достижений византийцев), и «наивный (но отнюдь не безобидный) европоцентризм» в восприятии развития мировой художественной культуры, когда исполинские фигуры Феофана Грека и Доменико Теотокопулоса (Эль-Греко) возникают словно бы из воздуха, а колористические и композиционные решения Стрелицаса Вафаса, Феофана Критянина и мастера Онуфрия из Эльбасана, равные по силе художественной выразительности открытиям Джотто и Рафаэля, остаются для российского школьника тайной за семью печатями.
Особенно же пострадало восприятие исторических связей Руси с Византией и Балканами, а также христианским Ближним Востоком. Тайной для школьника остаётся до сих пор принципиальная зависимость всего строя допетровской повседневной жизни (от великокняжеских и царских палат до глухомани Терского берега и бедных избёнок на Тихой Сосне) от Иерусалимского, а затем Студийского типиконов. Из современного учебника (если не произойдёт чудо) мы не узнаем о том, что для болгарского патриаршего и царского дворцов из поколения в поколение переписывались, с приспособлением к древнеболгарскому говору, поучения русского, жившего 800 лет назад, новгородского архиепископа Иоанна.
Современный школьник знает о православной Палестине, Вифлееме и Назарете меньше, чем его грамотный сверстник 100 лет назад, а о таком явлении, как «Русская Палестина» - и подавно. На усмотрение учителя оставляется – сказать или не сказать о балканских предках Ивана Четвёртого (Якшичах), о великих битвах Русско-турецкой войны 1806-1812 гг., когда на земле Сербии смешивались потоки русской и сербской крови, о сербских и черногорских добровольцах Русско-японской войны.
Но природа, и умственная в том числе, не терпит пустоты. И вместо положительных, подтверждённых наукой сведений о восточно-христианской цивилизации (пользуясь терминологией школы В. И. Ламанского) молодые люди получают набор псевдоисторических измышлений неоязыческого толка. О том, что происходит с молодёжью, напитавшейся лжеисторией, наглядно и печально свидетельствует пример Украины.
С приходом на пост министра образования и науки Ольги Юрьевны Васильевой у нас появилась надежда на изменения к лучшему, на восстановление связи времён и частей нашей общей греко-славянской цивилизации, связи, когда-то (100 лет назад) явственно описывавшейся на страницах школьных учебников. Дай Бог, чтобы эта надежда оправдалась.
Tags: краеведение, панславизм, свакодневица
Subscribe

Comments for this post were disabled by the author