barjaktarevic (barjaktarevic) wrote,
barjaktarevic
barjaktarevic

Categories:

Игорь Шафаревич. Из интервью 2001 года.




Игорь Шафаревич. По пути трагедий. Беседа с Владимиром Бондаренко//Завтра - 2001. -№21. С. 7.

К сожалению, восстановление России в 2000-2010-е годы проходило слишком медленно по сравнению с темпами разложения социальной ткани остального мiра. И человечество стало покрываться словно язвами проказы - Запад во главе с США вносил в те страны, куда осуществлялась агрессия (в том числе, прикрытая флером "народного волеизъявления") какую-то социальную инфекцию, которая приводила к взаимной резне и геноциду. Эта инфекция, заставившая западное общество мутировать в 1968-1969 гг., выродилась в обыкновенный терроризм: "Освободительная армия Косово", "Правый сектор", ИГИЛ - это социальные новообразования, порождённые внесённой инфекцией и образующие вокруг себя зону "нового варварства". Игорь Шафаревич не случайно обратил внимание на насилие в среде американской молодёжи - это симптом. "Обитель зла" не абы кем писалась.
Как итог - Россия вынуждена окружать себя военно-санитарными кордонами, чтобы хоть как-то сдержать наплыв инфицированных вирусом "тёмных веков". А можно было бы подавить инфекцию в зародыше, например, не допустив вторжения США в Югославию или Ирак.
Группки заражённых встречаются и внутри нашего пространства ("Пусси райот" - классический пример). Но инфицированные у нас либо излечиваются ( из крупных "культурных" фигур, правда, никого не могу припомнить), либо бегут на заражённую территорию (как пан Павленський или пан Ганапольський, или Варвара Караулова).
Симптомом заражения является и избирательная глухота и слепота. Никто из "защитников музея" в Исаакиевском соборе не протестовал, когда собор Святой Софии в Константинополе/Стамбуле превратили из музея в мечеть.
Здесь вижу - там не вижу.
У некоторых больных симптомом является сужение зрачка, а при социальных инфекциях сужается исторический горизонт, человек оказывается не способным читать "большие тексты" (я не о "Войне и мiре", а о социальном тексте в понимании современной социальной науки). История России, понимаемая без разрывов - пример такого "большого текста", а когда возникает желание растащить её по кусочкам (хронологическим и территориальным) - сие есть верный признак того, что со здоровьем общества что-то неладное творится.
Игорь Шафаревич, как и о. Кирилл (Павлов) - были в жизни земной не только здоровы, избавлены от социальной проказы сами, но и те, кто был рядом с ними, читал их творения - получали иммунитет. В этом была их незаменимость. Теперь они в Царствии Небесном.
Господи, помоги нам отстоять себя от вирусов русофобии и антихристовой теплохладности!

А.П.
Tags: Помянникъ, славянофильская критика
Subscribe

Comments for this post were disabled by the author