barjaktarevic (barjaktarevic) wrote,
barjaktarevic
barjaktarevic

Мы на войне.

Эта, казалось бы, простая мысль очень трудно ложится в голову, она не помещается в обыденном сознании. Как и мысли о неизбежной, когда-либо в будущем, смерти родных и близких. Кому-то (например, жителям Донецка) эта мысль более привычна, иным москвичам и петербуржцам, может, она была до вчерашнего дня и не очень близка.
... Мне всегда нравилось приезжать в Петербург. С 2002 года я регулярно бываю там, и много раз, конечно, проходил по огромным залам, обозначенным на карте метро как "Переход Садовая-Сенная". Год от года наблюдал, как метро меняется, становится удобнее. Правда,я никогда не понимал любителей фотографироваться в метро и потому сам снимал там мало (берёг батареи для красот Васильевского острова и Невского).
Как ни странно, для меня, едва избежавшего теракта в московском метро, в Питере слова "взрыв" и "метро" казались абсолютно несопоставимыми. Это были слова из разных вселенных, из разных эпох.
Да, террористы избрали Питер свей мишенью ещё в XIX веке, и Спас на Крови останется вечным напоминанием об этом. Бомбы, не долетевшие до города в 1854 году, не без усилий лондонских сидельцев всё же дошли до цели первого марта 1881 года.
И те ублюдки, что устроили взрыв в 2017 году, вопреки своей воле, напомнили - Петербург все ещё остаётся столицей Империи.
В этом городе, которому Царь-страстотерпец старался придать очертания Константинополя, биение сердца Третьего Рима год от года всё более ощутимо, и кровоток русской истории, который не смогли затворить в ледяную броню продолжатели Четвёртого крестового похода из Pax Teutonicus в 1941-1944 годах, тем более не замутится от нескольких капель чёрной крови безумцев. Бандиты, навсегда потерявшие Пальмиру Южную, никогда не получат Пальмиру Северную.
Но всё же, мы потеряли сограждан. Множество раз доблестные наши разведчики оказывались на шаг впереди. Множество кандидатов в живые фугасы навсегда осталось в сирийских песках. Но на сей раз мы опоздали. Совсем немного - ибо вторая бомба не взорвалась. И всё-таки опоздали.
Взрыв в метро произошёл накануне престольного праздника Исаакиевского собора. Пусть те, кто оскорблял память св. Исаакия, в точном смысле этого слова, площадной бранью, кто кричал, словами бесов из "Печерского патерика", наскакивая на прихожан - "Наш, наш Исаакий!", - пусть они подумают, кому услужили. Ибо Господь не внял на сей раз молитвам покровителя северной столицы.
Мы на войне.
Преподобный Серафим Вырицкий, по семейным преданиям, мой дальний родственник, молился о Победе. И чем громче раздавалось "Христос Воскресе!" на русской земле семь десятилетий назад, тем дальше откатывалась обратно, вглубь Европы, волна иноземного жестокого воинства. В блокадном Ленинграде погиб брат моего деда. Но мы победили.
Сегодняшняя война - без земного тыла. Наш тыл - Царствие Небесное. А Победа наступит тогда, когда в византийском Каллинике (Ракке), в русском Киеве, в сербской Приштине запоют "Христос Воскресе!". Сие и буди, буди!

Алексей Поповкин.
Tags: Одоление смуты, Помянникъ
Subscribe

Comments for this post were disabled by the author