barjaktarevic (barjaktarevic) wrote,
barjaktarevic
barjaktarevic

Ну что, "Маркале-94" В Сирии?

Оригинал взят у lazar_kr в Ну что, "Маркале-94" В Сирии?

Только с потенциально еще более серьезными последствиями.

К слову, именно капитулянтская политика России 90-х (под предлогом "лишь бы не было войны" - и привела к сегодняшнему состоянию, когда Штаты и НАТО действуют, как хотят, когда НАТО и ПРО у самых наших границ, когда они всем, чем можно, поддерживали наших террористов, называя их повстанцами. Кстати, как только Россия чуть показала зубы - количество терактов на нашей территории резко уменьшилось. Потому что террористы потеряли значительную часть поддержки извне.

Вот, то, что случилось в метро Питера воспринимается как ужас-ужас - никто не спорит, это, безусловно ужас. Но по количеству жертв и размаху это все же куда менее масштабно, чем Волгоград- декабря 2013-го (когда заметьте, Россия не вела еще никаких операций в Сирии), Домодедово-январь 2011, когда в Сирии и Ливии вообще еще была тишь да гладь последние месяцы, московское метро 2010-го (когда вообще никакой Арабской весны и вспомине). Не говоря уже о страшном 2004-м (от взрыва вы Московоскм метро 6 февраля до Беслана в сентябре, а еще были два взорванных самолета в агусте, взрыв ну метро Рижского, нападение на Назрань 22 июня и на Грозный в конце августа и несколько мелких взрывов - типа вчерашнего ростовского в разных городах на юге в течение лета) , страшных 2002 (одна Дубровкак чего стоит)-2003 рок-фестиваль Крылья, взорванная электричка со студентами в Ставрополье - даже две, в сентябре 6 человек погибло, в декабре - более сорока - взрыв смертницы у самой Госдумы в декабре). И т.д и т.п.

В общем, по-любому. нам, похоже, предстоит "новая серия". Но если руки вверх - тогда это будет без конца. И - да, тогда донбасская Олуя тоже неизбежна.
***

Публикация моего огромного материала "Россия на Балканах в «козыревские» времена. Попытка обзора: 1992 – 1995" - что-то тормозится.

А в связи с последними событиями - и чтобы объяснить "Маркале-94"  - обнародую-ка я тут небольшой фрагмент. Как раз о Маркале-94.
*****
10-11 января 1994 в Брюсселе состоялся 13-й чрезвычайный саммит стран – членов НАТО. На нем принята программа «Партнерство во имя мира», предусматривающая сотрудничество с государствами, ранее входившими в Организацию Варшавского Договора. Кроме того, на саммите было принято решение о «всемерной поддержке миротворческой операции в Боснии». В качестве такой поддержки имелись в виду ракетно-бомбовые удары совершавшей с апреля 1993 года облеты БиГ авиации Североатлантического альянса. По чьим позициям намеревались бить натовцы, сомнений не оставляло.
На прошедшем 12 января 1994 года в Москве брифинге директора департамента информации и печати МИД России Григория Карасина программа «Партнерство во имя мира» охарактеризована им как важное решение. По словам Карасина, программа учитывает интересы всех государств, и Россия проведет в этой связи консультации со странами Восточной и Западной Европы, сохраняя «принципиальный настрой на создание общеевропейской системы безопасности». Карасин выразил мнение, что основные усилия следует направить на укрепление потенциала СБСЕ, под эгидой которого действовали бы остальные европейские организации, включая НАТО.
Однако Карасин отметил, что положение итоговой декларации саммита НАТО по югославскому кризису о возможности нанесения воздушных ударов по сербским позициям в Боснии было принято без консультаций с Россией, что Москву удивило.
Удивление это было, если можно так выразиться, риторическим. К чему удивляться, если козыревская политика превратила Россию в страну, у которой просто нет собственной позиции – или она не готова ее отстаивать.
***
Буквально через несколько дней станет очевидно, что все опасения совершенно оправданы. 31 января 1994 года генсек ООН Бутрос-Гали официально заявил о возможности нанесения бомбовых ударов НАТО. Спецпредставитель генсека ООН по бывшей Югославии Ясуси Акаши получил полномочия принимать решения о таких ударах по запросу командующего миротворческими войсками ООН. Делалось это, в частности, со ссылкой на пункт 10 резолюции 863 от 3 июня 1993 года. Россия поддержала эту резолюцию.
 Позже в российском МИДе утверждали, что-де не так трактовали резолюцию, полагая, что для нанесения бомбовых ударах потребуется дополнительное обсуждение в СБ ООН.


***
Начался так называемый «февральский кризис» 1994 года (о котором и упоминается в давних поздравительных стихах Лаврова – Чуркину).
1 февраля 1994 года газета «Советская Россия» пишет о «робкой позиции» российского представителя по Балканам Чуркина, который, хотя и с оговорками, но поддержал возможное нанесение авиаударов в Боснии.
Однако чуть ли не впервые с начала югославского кризиса козыревский МИД прилагает действительные усилия, чтобы предотвратить такое развитие событий. Чуркин предлагает срочно провести в Женеве выездное заседание Совета Безопасности ООН на уровне министров иностранных дел. Запад отнесся к таким предложениям скептически. В частности, было отмечено, что не все члены ЕС представлены в ООН.
 Между тем, 27 января Виталий Чуркин, уверял, что инициатива Москвы не нацелена на оттеснение от решения югославских проблем стран Евросоюза. А 1 февраля после встречи в Москве Козырева с Дэвидом Оуэном и Торвалдом Столтенбергом все трое высказались в пользу мирного пути разрешения конфликта и выразили надежду, что до нанесения воздушных ударов по сербам в Боснии, одобренных НАТО и генсеком ООН, дело не дойдет.
Хотя подписание мирного соглашения по Боснии представлялось сторонам маловероятным, но и степень послушности Москвы, на сей раз, казалась не совсем ясной. При этом НАТО было уже в полной готовности начать первую в своей истории боевую операцию – да еще за пределами блока. И «сдавать назад» Североатлантический альянс никак не хотел.
 Что необходимо в такой ситуации? Как учит опыт боснийской войны – очередная кровавая провокация.
И 5 февраля 1994 года такая провокация происходит – на сараевском рынке Маркале. В этот субботний день на Маркале взорвалась 120-мм минометная мина. По официальным данным, погибло 68 человек. Трагедию назвали «самой кровавой резней за все время осады Сараева». А в обстреле рынка немедленно, безо всяких расследований, была обвинена сербская сторона.
 9 февраля НАТО выдвинуло сербам ультиматум отвести все свои вооружения на 20 км от центра города (кроме района Пале, - пригорода Сараева, где была в военные времена столица Республики Сербской). Срок ультиматума – до 20 февраля.
«Время переговоров кончилось, пора переходить к действиям», заявил генсек НАТО (прежде бывший министром обороны ФРГ) Манфред Вернер.
Надо отметить, что в годы боснийской войны Сараево было «слоеным пирогом», включавшим и мусульманские, и сербские кварталы (сербские – в основном пригороды). Когда говорят об обстрелах Сараева, априори имеют в виду, что стреляли-де сербы. Однако точно так же и мусульмане стреляли по сербским кварталам. Отвод вооружений армии Республики Сербской при сохранении позиций мусульман оставлял сербское население Сараева вообще без защиты. Но уж тем более, невозможно было защититься от натовской авиации.
Сейчас механизм провокации Маркале-1 прекрасно известен. (В августе 1995-го точно в том же месте и по той же схеме и с теми же целями будет организована бойня Маркале-2, а зачем придумывать что-то новое, если и так работает?).
 Последнюю точку в описании этой провокации в ходе процесса МТБЮ по делу Ратко Младича поставил в декабре 2015 года защищенный свидетель под псевдонимом ГРМ-116 .
В 1992 – 1994 годах он был в спецподразделении «Бисери» и в личной охране президента Алии Изетбеговича и часто присутствовал на закрытых заседаниях руководства Боснии, где стал свидетелем многих обсуждений «не для чужих ушей». При этом на спец-службиста из охраны внимания не обращали. При нем, в частности, генерал Сефер Халилович и главный муфтий Боснии Мустафа Церич убедили Изетбеговича в необходимости организации массовых мусульманских жертв, чтобы обвинить в них сербов – и получить военную помощь от стран Запада. Свидетель рассказал, как генералы Халилович и Хайрулахович непосредственно планировали обстрел Маркале. За несколько дней до 5 февраля уже была одна попытка - неудачная, мина не долетела, разорвавшись на крыше одного из зданий близ рынка.
Но и до этого исчерпывающего свидетельства неоднократно звучали показания баллистиков из числа бывших миротворцев, которые разбирались в обстреле по горячим следам – и заявляли, что, как минимум, невозможно точно установить, откуда велась стрельба. К слову, в том, что такие разбиравшиеся по горячим следам вообще были, во многом заслуга именно Виталия Чуркина. В те февральские дни 1994 года он настаивал на необходимости объективного расследования.
Но особый цинизм ситуации в том, что кричавшие об устроенной сербами бойне западные политики с самого начала знали, что трагедия на Маркале – провокация мусульман (как и с обстрелом хлебной очереди). В своей книге «Балканская Одиссея» Оуэн пишет:

«Наиболее квалифицированные эксперты по баллистике высказали мнение, что минометы находились на расстоянии 1100 – 1200 метров и что это – позиции боснийской правительственной армии».

МТБЮ тихой сапой через двадцать с лишним лет (!) после разыгранной провокации исключил из пунктов обвинения Караджича и Младича случаи действительно самых массовых и кровавых преступлений против гражданского населения Сараево – обстрелы улицы Васе Мискина и оба случая Маркале. А это значит, за десятки убитых никто не ответит, потому что виновных, известных теперь пофамильно, мусульман никто за это к ответственности не привлекает.
Но самое главное, кровавые провокации сработали – НАТО и Запад использовали их на полную катушку. И этого уже никак не изменить. Не говоря о том, что в общественном мнении лживые мифы о «српских злочинцах», расстрелявших Маркале, по-прежнему культивируется.
***
Казалось, ничто уже не могло остановить натовских ударов по боснийским сербам. В Брюсселе в ходе встречи министров иностранных дел стран ЕС и НАТО только Греция высказалась против бомбардировок сербских позиций в Боснии. Генсек ООН Бутрос-Гали предоставил НАТО полную свободу действий, допустив возможность нанесения бомбового удара без предварительного обсуждения в Совете Безопасности ООН.
Тем временем, в Москве состоялись массовые акции в поддержку сербов и против намечающейся агрессии. Их участники требовали от России жестких и эффективных действий по ее предотвращению.
Все фракции новой Государственной думы с полным единодушием резко выступили против бомбардировок. Иными словами, «сербская проблема» вновь становилась фактором внутренней политики России. И исполнительная власть не могла игнорировать не только настроения в обществе, но и в парламенте. Не для того расстреливали Верховный Совет, чтобы и новый парламент снова оказался на другой стороне баррикад.
Риторика Москвы, включая Андрея Козырева, стала более жесткой в адрес НАТО. Билл Клинтон только со второго раза дозвонился до Бориса Ельцина, чтобы обсудить бомбардировки в Боснии.

А в это время спецпредставитель на Балканах Виталий Чуркин реализовал российский план. Ему удалось убедить сербов отвести свои силы (то есть исполнить ультиматум, что было сделано в срок). На их место должны были прийти российские миротворцы. Отчасти так и произошло. Российские миротворцы совершили марш-бросок из Восточной Славонии в Хорватии (РСК) под Сараево. Так в Боснии появился наш контингент в количестве 500 человек.

В книге «Между Кремлем и Республикой Сербской» Константин Никифоров (в те годы неоднократно сам принимавший участие во встречах представителей российского руководства с сербскими политиками) пишет:

«Рейд десантников произвел большой эффект. Был, однако, и настораживающий момент. Россия больше уговаривала сербов, чем препятствовала опасной тенденции вооруженного вмешательства Североатлантического блока в конфликт на территории бывшей Югославии, явно вне зоны его ответственности».

Совсем уж не использовать приведенные в полную боеготовность силы НАТО уже не могло. 28 февраля 1994 года американские F16 уничтожили в районе Баня-Луки четыре сербских самолета. С одной стороны, размах, конечно, вовсе не тот, что предполагалось. С другой стороны – серьезнейший прецедент. Первый в истории НАТО «бой» (хотя, собственно, никакого боя и не было). Без явного разрешения ООН, но при этом под его прикрытием.
***
В России своеобразно восприняли разрешение «февральского кризиса» - исключительно, как свой дипломатический успех, безотносительно того, в каком положении оказываются сербы. Ведь нельзя бесконечно оказывать давление на кого-то под предлогом «а то хуже будет» - в условиях, когда и после уступок хуже все равно становиться. Большинство стратегически важных позиций, оставленных сербами под Сараевым в феврале, заняли вовсе не российские миротворцы, а мусульмане.
В апреле возник очередной кризис – вокруг «защищенной зоны Горажде». Горажде – город с преимущественно мусульманским населением (а имевшееся сербское население было оттуда изгнано еще в начале военных действий) был осажден войсками Республики Сербской. Из города, объявленного ООН зоной безопасности, но, как и Сребреница, вовсе не демилитаризованного, мусульмане постоянно совершали вооруженные вылазки, нападали на сербские позиция и окрестные сербские села. Мусульмане, фактически, под прикрытием «голубых касок» организовали очередную атаку из Горажде. Сербы ее отбили и перешли в контрнаступление. От сербов потребовали «немедленно снять осаду». 10 и 11 апреля НАТО нанесло-таки воздушно-бомбовые удары по сербским позициям под Горажде с разрешения Бутрос-Гали.
Россия больше не выглядела «дипломатическим триумфатором», способным разгуливать кризисы. Сербы, под давлением Москвы, правда, отвели свои войска от города. Но все меньше и меньше поддавались подобному давлению, ибо не видели никакого смысла в уступках. При этом Западу как раз удалось достичь стратегического успеха – «помирить» боснийских мусульман и хорватов, прекратить войну между ними и создать Мусульмано-Хорватскую Федерацию


Tags: США_империя_зла
Subscribe
Comments for this post were disabled by the author