barjaktarevic (barjaktarevic) wrote,
barjaktarevic
barjaktarevic

Наша цивилизация: итоги первого полугодия 2017 года.

Если рассматривать положение России и русской православной христианской цивилизации в рамках взаимодействия с окружающим миром, а также в контексте внутреннего развития, то для адекватного восприятия нашего положения в начале исследования необходимо вспомнить те цели и задачи, которые предполагаются самим фактом существования нашей цивилизации.
Во-первых, Россия, по самому своему географическому положению, может существовать только как государство имперского типа. Этот факт не зависит не только от фамилии правителя, но и от характера государственного строя. Будучи Монархией или республикой, Россия должна оставаться империей, в противном случае русский народ окажется под непосредственной угрозой уничтожения или самоуничтожения. Всякий раз, когда правящая элита забывала эту азбучную истину, ей напоминали – по преимуществу, те, кто желал бы видеть на месте России пустыню. Мечты о «компактном государстве» по западному образцу - по меньшей мере вредны, а по большому счёту – преступны.
Второй факт, определяемый также исходя из нашего географического положения, есть необходимость сочетания различных социально-экономических укладов на разных территориях и на разных уровнях организации производства. Россия в состоянии обезпечить себя всем необходимым для жизни, и даже сверх того, но при условии эффективного стратегического управления многоукладной экономикой. Абсолютное преобладание частной собственности, как и тотальное подавление частной инициативы, являются вредными для экономики.
Третий факт, определяемый нашей историей прошедшего тысячелетия – преобладание духовных запросов над материальными, повышенное внимание к слову как преобразующей силе общества: внимание, основанное на евангельском учении о Логосе. Не случайно и наше родовое, кровное определение – «словене», те, кто обладает словом (понятие «русские» относится к понятию «словене» как «клён» к «дереву», проще – как вид к роду).
Взяв в память эти три непреложных факта, перейдём к анализу текущих событий.
Каково положение России в мире – по отношению к Европе и Азии, как соседственным группам цивилизаций по преимуществу?
Относительно Европы следует заметить, что последние полгода она продолжала стремительно терять собственный облик и геополитическую субъектность. Понятие «Европа» до неразличимости сливается с понятием «Запад». Этому слиянию мы должны всеми силами противодействовать.
Политика Запада по отношению к России отличалась уникальной неэффективностью, граничащей с умственным расстройством. В то время, как на улицах западных столиц и провинциальных городов гибли десятки людей – по вине террористов, против которых Россия воюет на многих фронтах – западные правительства и СМИ нагнетали паранойю «русской опасности». Распускались слухи о мифических по своим сверхспособностям «русских хакерах», которые могут содействовать избранию кого угодно и куда угодно – вплоть до коня в Сенат. При этом всемогущие взломщики пальцем никого не тронули – но обывателей, анестезированных СМИ, уже не волновала реальная кровь на улицах, они зачарованно смотрели на экранные «разоблачения». Наблюдая за всем этим со стороны, трудно было удержаться от сомнений в психическом здоровье западных лидеров и обслуживающих их журналистов. Итог печален – маховик террора во всём мире (от Парижа до Манилы) продолжает раскручиваться, а западная коалиция, вместо взаимодействия с Россией, всячески пытается помешать нашей стране уничтожить гнездо террористов в Сирии – вплоть до нанесения бомбовых ударов по подразделениям союзной нам сирийской армии.
В Азии наступают серьёзные перемены. Приход к власти на Филиппинах Родриго Дутерте и его демонстративный разрыв с США, укрепление военного сотрудничества между Ираном и Китаем, раскол в контролируемой США аравийской коалиции, стойкое сопротивление йеменского народа иностранной оккупации – всё это свидетельствует о преодолении негативного наследия западных вмешательств в дела Азии (вплоть до последнего по времени – т.н. «арабской весны», которую правильнее назвать «вашингтонской весной»).
Обобщая всё сказанное выше, нужно сделать следующий вывод: поворот России к Азии, наметившийся после 2014 года, несомненно, плодотворен и способен принести нам стратегическую выгоду – но только в том случае, если мы будем вести твёрдый и конкретный диалог, отстаивая наши национальные интересы, а не пытаясь представить Азию как «запасной вариант» на случай полного банкротства нашей политики в ещё не оккупированной НАТО-ЕС части Центральной и Восточной Европы (которую нам ни в коем случае нельзя бросать на съедение Брюсселю – я имею в виду Сербию, Молдову и Белоруссию).
Перейдём к внутренней политике. Все прошедшие 6 месяцев мы могли наблюдать противоборство двух или даже трёх концепций развития нашей страны на среднесрочную (вероятно, отчасти и на долгосрочную) перспективу. Первая концепция, обычно связываемая с именем С.Ю. Глазьева, предполагала коренное изменение внутренней политики с целью быстрого, «мобилизационного» выхода из кризиса и форсированного строительства нового экономического уклада при ведущей роли государства. Вторая концепция, связанная с именем Б. Титова, отражала точку зрения национальной буржуазии и предполагала развитие страны с опорой на крупный и средний российский частный капитал (при важной роли государства), с постепенным избавлением от чрезмерной зависимости по отношению к западным финансовым центрам (но при сохранении участия в западной спекулятивной «экономике»). Третья концепция, предложенная по инициативе А. Кудрина, отражает интересы компрадорской (ориентированной на спекулятивный сегмент американской экономики) части российской, точнее, «русскоязычной» буржуазии. Эта последняя концепция основана на слепой вере в «невидимую руку рынка» и прямо враждебна принципу многоукладности – фундаментальному для нашей цивилизации.
От того, какая концепция в итоге станет воплощаться в жизнь, зависит будущее не только Российской Федерации, но и тех государств, состоявшихся или находящихся в стадии становления (Приднестровье, Абхазия, РЮО, Народные республики Донбасса), которые на нас ориентируются. Укрепление экономического суверенитета России, её многоукладной экономики – залог лучшего будущего для народов всей русской цивилизации.
Мы наблюдали также противоборство двух типов культуры и двух течений в интеллектуальной сфере. Первый, традиционный для России тип культуры основан на признании того, что существует нечто более важное, чем «права и свободы человека». С точки зрения культурообразующей для России религии – Православного Христианства – становление человеческой личности происходит путём восхождения к Богу, к святости, к праведности благочестивых и мужественных предков – «страдальцев за Землю Русскую» (как летописец называл русских благоверных князей). А это восхождение требует напряжённых усилий по очищению души, сердца и разума от всякой нравственной грязи (куда более прилипчивой, чем грязь физическая).
Второй тип культуры, исторически сформировавшийся на Западе, но после Петровских реформ насаждённый и в России, предполагает, что лишь человек – с его страстями, мятежной волей, раздвоенностью души – является венцом общественного развития. Кратчайший символ веры этой культуры запечатлел Ф.М. Достоевский: «Если Бога нет, то я сам бог, и всё мне позволено». Ожесточённое сопротивление «образованцев» возобновлению Литургической жизни в Исаакиевском соборе Санкт-Петербурга (до 1917 года – главном храме всех православных славян!), реклама кощунственного фильма о Св. Государе Николае II – последнем на сегодняшний день из «Страдальцев за Землю Русскую», Которому это страдание было доверено самим Богом в Таинстве Миропомазания – всё перечисленное есть факты противоборства традиционного русского взгляда на жизнь и «культуры человекобожества», описанной Лесковым и Достоевским. Один ряд русских интеллигентов – Алексей Хомяков, Сергей, Константин и Иван Аксаковы, Иван Киреевский, Фёдор Тютчев, Константин Леонтьев, Михаил Коялович, Тимофей Флоринский, Пётр Барановский, Василий Белов, Валентин Распутин. А есть и другой – Пестель, Чернышевский, Гриневицкий, Савинков, Смидович, Джек Алтаузен, Ем. Ярославский. Теперь наследники первых, наследники вторых идут «стенка на стенку», да и не могут не идти. Ибо созидатели не уживутся с разрушителями. И от исхода этой борьбы в ещё большей степени, чем от исхода борьбы вокруг экономических планов, зависит будущее нашей цивилизации.

Алексей Поповкин.
Tags: Российская Империя, консерватизм
Subscribe

  • Душевен же человек не приемлет яже Духа Божия, юродство бо ему есть.

    Когда мы рассматриваем события жизни нашего общества и пытаемся дать им оценку, нужно постоянно держать в уме то различие, которое есть в восприятии…

  • Мои д`авилизмы

    Если для нас остаются актуальными произведения Эвклида, которым 2300 лет, то почему я должен считать Символ Веры, который моложе Эвклида на 600 лет,…

  • Семиотическая катастрофа

    Doctor Who: The Long Game Когда заходит речь о дистанционных способах обучения, сторонники традиционной педагогики иногда испытывают затруднения с…

Comments for this post were disabled by the author