barjaktarevic (barjaktarevic) wrote,
barjaktarevic
barjaktarevic

Categories:

Языковая концепция словенского просветителя Матии Маяра Зильского.




В 1873 году каноник Матия Маяр стал издавать в Целовце (Клагенфурте) газету «Славьян» (Slavjan), с подзаголовком «Общеславянская литературная газета для славян грамотных и просвещённых». Весь первый номер газеты Маяр, по всей вероятности, заполнил сам. Во вступительной статье он уведомляет читателей, что «хочет служить науке славянской», и собирается помещать в новом издании статьи по филологии, истории, географии и краеведению всех славянских земель, этнографические очерки, рецензии на новые книги и «вообще всё, что касается просвещения и прогресса, духовного и материального», славянских народов. Маяр выражает надежду на то, что его издание сможет преодолеть национальные и государственные границы. Большую часть газетной площади занимает статья «Важный разговор о книжном языке и литературе славянской». В этой статье Маяр выстраивает концепцию сосуществования отдельных славянских языков с общеславянским литературным. При этом общеславянским алфавитом целесообразнее всего избрать, по мнению словенского учёного, русский гражданский шрифт (С. 11). При этом Маяр опирается на авторитет секретаря Московского Славянского Комитета профессора Нила Попова, а тематическую статью Попова на кириллице Маяр воспроизводит для своих словенских читателей. На странице 16 напечатан образец текста на словенском языке, набранного кириллическим шрифтом. В этом небольшом отрывке упомянуто о попытках внедрения кириллицы у словенцев писателем Радославом Разлагом.
При этом Маяр предвидит возражение, согласно которому даже при единстве алфавита представители разных ветвей славянства будут плохо понимать друг друга, если каждый будет писать на собственном наречии. Существовали предложения решить эту проблему либо путём создания искусственного общеславянского языка, либо путём внедрения какого-то одного из славянских языков в качестве единого. Оба варианта решения проблемы имели существенные недостатки, поскольку первый оказывался чрезмерно сложным и трудоёмким, а второй приводил к ревности и соперничеству. Маяр элегантно прошёл мимо расставленных ловушек и предложил свой, весьма интересный вариант общеславянского языка. Маяр предложил славянским литераторам овладеть следующим приёмом: писать для других славян согласно так называемому способу взаимности, а именно: исключать из текста регионализмы, неправильные формы слов, идиомы, а вместо них вставлять слова, знакомые всем славянам или большинству. При этом по вопросам, касающимся отдельных народов, можно было писать с применением языковых особенностей (С. 10). Таким образом, согласно теории Маяра, общеславянский язык должен быть не одномерной схемой, а динамичной двухступенчатой системой, развитие которой должно постепенно привести к пониманию всеми просвещёнными славянами своих соседей, но без утраты национальной языковой идентичности. В результате реализации задумки Маяра возникла бы полиглоссия, то есть такое состояние языка, при котором носитель без усилий может переходить на несколько наречий. В современной Европе явление полиглоссии или билингвальности/мультилингвизма не столь уж редкое: например, билингвами являются все носители валлийского языка (Cymraeg), живущие в Великобритании, поскольку в Уэльсе численно преобладают англичане, и валлийцы должны одновременно пользоваться и английским, и собственным. Ситуация полиглоссии в различной степени выражена во Франции (регион Бретань), Бельгии, в Швейцарии, Польше (билингвальность кашубов) и .т.д. Конечно, чем сложнее система, тем она более хрупкая, однако славянство и во времена Маяра было огромной физической величиной, гарантировавшей, при отсутствии постороннего враждебного вмешательства, успех концепции Маяра.
К сожалению, мы можем признать, что австрийские власти более внимательно читали статьи Маяра, чем некоторые русские публицисты, критиковавшие славянофилов за мнимую утопичность их идей. Австрийские чиновники усмотрели в идеях Маяра жизненность и повели против них систематическую борьбу. Провинциализмы, неправильности и идиомы, поднятые на щит – вот основа для выкованных в Австрии литературных мечей, разрубивших тело славянства: боснийского языка, созданного за государственный счёт Ватрославом Ягичем, и украинского языка, над которым трудилась целая команда венских штабс- и обер-славистов.
Tags: Славянское Благотворительное общество, панславизм
Subscribe

Comments for this post were disabled by the author