barjaktarevic (barjaktarevic) wrote,
barjaktarevic
barjaktarevic

Плоды Парижского трактата. Резня в Сирии и Ливане – 1860 г.

Свидетельство очевидца: «За четыре дня перед сим волнение в Сайде (библейский Сидон – А.П.) было так велико, что капитан парохода Сантинель счёл нужным высадить туда тридцать четыре солдата и мортиру. Вся Сирия в волнении. Опасаются за Дамаск; консулы сообщают, что друзы уже продают там христиан публично на базарах. В Алеппо многие христиане были убиты. В Яффе (Хайфе) консулы вынуждены были просить защиты у губернатора. Близ Назарета и между Яффою и Иерусалимом, также убито несколько человек. Бейрут сравнительно спокоен. Он объявлен на осадном положении; однако ж баши-бузуки ежедневно совершают убийства у городских ворот. Все, кто может, бегут отсюда, и на днях не останется в Бейруте ни одного европейца. Торговли уже нет. Мы здесь едва не умираем с голоду; Бейрут получал продовольствие с гор и из окрестностей Дамаска и Сайды, а теперь все эти места опустошены. Сверх того, в город пришли целые тысячи безприютных беглецов и расположились где попало, - в садах¸ дворцах, церквах, консульствах, даже на улицах. В Сайде их две тысячи, по большей части раненых, а в земле Кефуанской (Кефоан – А.П.) – сорок тысяч. Такое стечение заставляет опасаться эпидемии, и в Сайде уже открылась холера. На днях поручено мне было отнести некоторые пособия в здешние благотворительные заведения. Между прочим, был я в учреждении сестёр милосердия, одном из обширнейших и лучших на Востоке. В обыкновенное время, в нём помещаются больница, сиротский приют, воспитательный дом, пансион, и высшая школа для образования наставниц в окрестные христианские деревни. Теперь школа и пансион закрыты; всё здание обращено в огромную больницу. В залах, классах, кельях сестёр, везде лежат больные, числом до двухсот. Столько же приходит ежедневно на перевязку; сверх того, сёстры ежедневно раздают хлеб нескольким тысячам безприютных женщин и детей. В женском отделении три залы полны больными. Одной женщине разрубили ятаганом лицо от одного уха до другого; другой отрубили кисть руки; третья ранена семью пулями, из которых одна пробила ей живот до внутренностей… «Друзы! Друзы идут убить меня!». Мужское отделение гораздо больше и тоже представляет страшное зрелище».
Но что же делала в это время Порта и покровительствующие ей западные европейские державы? Прежде всех откликнулась на голос погибающих Франция; посланник её в Константинополе потребовал настоятельно у султана отправить с Сирию значительное число войска. Вместе с тем, французское правительство приказало начальнику эскадры, отплывшей в Сирию, удержаться от вмешательства в тамошние дела и ограничиться покровительством (т. е. защитой – А.П.) своих консулов. Англия послала также подобное приказание адмиралу Мартину, поспешившему выехать из Мальты с довольно сильным флотом. Итак, в то время, когда ещё можно было удержать турок от дальнейших неистовств, западная Европа оставалась спокойной зрительницей фанатизма, убийств и крови. Пройдут века, и последующие поколения с трудом согласятся поверить такому равнодушию.
В то время, как европейские кабинеты обменивались дипломатическими нотами, а Порта медлила послать войска в Сирию, пришло новое известие, что Дамаск, единственный уцелевший город, не избег общей участи других городов. По сведениям, сообщённым европейскими журналами, магометанское население Дамаска, узнав о безнаказанности ливанских убийц и подстрекаемое своим губернатором Ахмед-пашой, предало огню кварталы, населённые христианами… Даже иностранные консулы, уважаемые в стране, и те не были пощажены магометанами. К счастью, в Дамаске находился Абдель-Кадер (борец за свободу Алжира – А.П.) со своей многочисленной отборной дружиной. Благородный эмир, видя происки Ахмеда-паши и буйство толпы, принял в свой укреплённый лагерь более двенадцати тысяч христиан, в том числе русского, французского и греческого консулов. Но и ему не удалось спасти и половину христианского населения (следовательно, в 1860 году в Дамаске проживало более 25 000 христиан – А.П.), прошедшего под мечом магометан. Последние, однако ж, не были удовлетворены многочисленными жертвами, и потребовали, чтобы Абдель-Кадер немедленно выдал принятых им христиан. Эмир отвечал решительным отказом. Так действовал африканский герой…» (Убийства на Востоке//Русское слово- 1860 - №9. Отд. II. С. 11-12).
Свидетельства очевидца-мусульманина, противника погромов: «Побудительная причина к восстанию для жителей Дамаска и окружающих этот город деревень была следующая: за 20 дней до восстания, по приказанию губернатора, Ахмеда-паши, и решению главного совета города, были назначены капитаны полиции, офицеры и полицейские из разных негодяев и сброда. Эти лица, бывшие сами вожаками восстания, имея теперь власть, собрали значительное число разного сброда, и начали раздавать оружие; но так как надзору именно этих новонабранных полицейских чиновников был поручен христианский квартал, то эта раздача оружия возбудила во всём мусульманском населении мысль о приготовлении к резне, тогда как без этого обстоятельства никто не мог предполагать возможности совершившихся событий.
В понедельник, 27 июня 1860 года, около двух часов пополудни, несколько городских мальчиков начали делать кресты в разных частях города и заставлять прохожих топтать их, то есть, иначе, оскорблять христиан…
Селим, ага мединского предместья, офицер иррегулярных войск, собрав значительное число вооружённой черни в своём предместье, направился к христианскому кварталу; войдя в квартал, он тотчас же бросился на те домы христиан, которые были, без сомнения, предварительно уже намечены им. Разломав двери, он и его шайка начали грабёж, зажигательство и убийство; и так как злодей намекал своим спутникам, что он имеет в распоряжении ещё много вооружённых людей, то они стали торопиться грабить скорее, чтобы захватить на свою долю всё лучшее и более ценное.
… Такой быстрый сбор злодеев дамасского населения и из окружных деревень¸ их согласие, единодушие в намерениях, не могли бы явиться без предварительного руководства со стороны правительственных лиц…
Мятежники отворили армянскую, греческую и католическую церкви, выбрали из них священные сосуды, убивали священников и затем зажигали церкви. Русское консульство было разграблено и сожжено, но домы английского и французского консульств оставались нетронутыми…
В день восстания мятежники сняли колокол с одной из христианских церквей и поставили его в обратном положении на средину креста, который с давних пор лежал на земле на улице мечети Эмвэ…» (Отечественные записки. С. 479-482).
Tags: Гонения на христиан, Небесная Сирия, Новомученики
Subscribe

Comments for this post were disabled by the author