barjaktarevic (barjaktarevic) wrote,
barjaktarevic
barjaktarevic

"Прогрессивный блок", февралисты и славянский вопрос.

Я наблюдаю интересную тенденцию, она чётко отслеживается на страницах "Нового времени" 1916 года (после кончины А.С. Суворина нововременцы постепенно дрейфовали влево, в сторону октябристов, тогда как Суворин симпатизировал скорее Всероссийскому Национальному союзу, помещал и материалы умеренных правых). "Прогрессивный блок" был пёстрым по составу - левые октябристы, прогрессисты (не до конца существования), кадеты и "прогрессивные националисты". И между кадетами и октябристами, например, существовали принципиальные разногласия по славянскому вопросу. Ряд деятелей "Прогрессивного блока" в 1916 г. выступили с требованием освобождения из Спасо-Евфимиевского монастыря графа Андрея Шептицкого, главы униатской церкви Галиции и одного из участников и виновников военных приготовлений Австро-Венгрии в 1912-1914 гг. Это требование вызвало бурный гнев неославистов (например, иногда выражавшего сочувствие блоку Д.Н. Вергуна).
15(28) ноября 1916 года в "Новом времени" был напечатан весьма саркастический комментарий на статью кадетской "Речи", обеляющую Франца-Иосифа. "Что бы г. Милюкову, объезжавшему Балканы до войны, открыть австрийцам глаза на Германию, вместо того, чтобы сводить свои личные счёты с Сербией!".
Налицо были симптомы подспудного германофильства кадетов, тень Германии реяла над "Прогрессивным блоком", но февралисты надсадно кричали о "германской угрозе" и тёмных силах", указывая совсем в другую сторону (по принципу "вор громче всех кричит "держи вора"!". ).
Правительство могло бы использовать славянский вопрос в качестве клина, при помощи которого можно было бы если не расколоть, то разрыхлить "Прогрессивный блок", ослабить его напор. Но Трепов, например, этим не воспользовался, хотя неослависты ему прямо указывали на необходимость выражения мнения правительства по славянскому вопросу (имевшему разделы - югославянский, буковинско-галицийский, чехо-словацкий и польский). А кн. Голицын просто не успел до конца сформулировать позицию (начал этим заниматься в конце января 1917 года и не закончил к моменту переворота). Неповоротливое петербургское чиновничество, даже в 1916 году ещё называвшее Львов Лембергом, а Любляну Лайбахом, просто не поспевало за Славянским обществом. А глава Общества академик А.И. Соболевский сохранял верность личности Св. Николая II даже в начале 1917 года, согласившись войти в кадровый резерв власти (членство в Гос. совете). Славянское общество в 1916 году получило за свою лояльность письменную благодарность Императора (заверенную дядей Св. Иоанна Шанхайского генералом Максимовичем).
В общем, "славянские беседы", "трапезы" и "чаепития" были местом, где сталкивались между собой будущие февралисты и будущие антифевралисты. И всё это ещё переплеталось с противоречиями - быть Словакии в составе Чехии или России, допускать ли украинский язык в российской части Галиции или преподавать по-русски...
А.П.
Tags: "Виртуальный музей панславизма"
Subscribe

Comments for this post were disabled by the author