barjaktarevic (barjaktarevic) wrote,
barjaktarevic
barjaktarevic

Интервью Йована Душанича (2)

Корреспондент: Когда мы представили Вас как национального историка, мы имели в виду Вашу новую книгу «Сербы Боснии и Герцеговины в XIX веке», с подзаголовком «Борьба за свободу и объединение». Является ли эта книга своеобразным посвящением предкам, которые в те смутные времена не могли быть лишь духовными наставниками, но вместе с тем должны были быть и педагогами, и народными трибунами, стоящими в первых рядах борцов за национальное бытие?
- Вы правы, и это тоже я имел в виду, но... Понимаете, когда я писал эту книгу, я прежде всего думал о том, как современное поколение воспринимает прошлое. Мы живём в эпоху глобализации и постмодерна, нас пытаются убедить, что традиционные ценности устарели и должны быть преодолены. Нам хотят внушить, что только деньги, только материальные ценности имеют значение. Нам постоянно твердят о необходимости забвения нашей традиции и нашей истории, что будто бы является необходимым условием для «обращения к будущему» (демагогический лозунг ряда «демократических» партий в Сербии, Черногории и Республике Сербской).. Между тем, традиция в сущности представляет собой избранные воспоминания, которые выдержали проверку вековым опытом предков и признаны народом как нечто, достойное вечной памяти и почитания. Всегда, а в особенности в нынешние времена острого кризиса идентичности, легче прожить тем, кто знает, от каких корней происходит, кому известно, через какие испытания прошли его предки. На основании исторического опыта мы лучше можем понимать настоящее и сможем сделать более предсказуемым наше будущее.
В наше время повреждены сами основы человеческих отношений: мы разучились общаться с Богом, с природой, с предками, с окружающими нас людьми, и, наконец, с самими собою. Всё больше людей сбрасывают с себя бремя Божьих заповедей, о повседневной, а не декларативной защите природы никто не думает. О предках мало что знаем, близких забываем, а времени не хватает даже на самих себя. Исчезает представление о господствующей идентичности, ослабевают социальные связи. Доходит до того, что некоторые люди превращаются в перекати-поле. Тиранически господствующий политический и идеологический тип, захвативший власть над умами, требует уничтожения сербского национального самосознания и формирования новой идентичности, построенной на призрении к сербскому народу и его истории. Этому опасному духу самоотрицания (как говорил Мило Ломпар) необходимо открыто противостоять.
Корреспондент: В заключительной главе Вашей книги речь идёт об истории влиятельных сербских семейств в Боснии и Герцеговине, которые ещё во времена турецкой и австрийской оккупации, благодаря предпринимательскому дарованию и совокупным усилиям нескольких поколений, добились формирования значительных состояний, и свою экономическую мощь преобразовывали в просветительские, культурные и национально-освободительные акции. Почему же, на ваш взгляд, до сих пор в Республике Сербской так мало знают о значении деятельности Ефтановичей, Шола и их единомышленников в деле сохранения сербства на этих землях?
- При помощи этой книги я и хотел, насколько возможно, заполнить эту лакуну в нашей национальной памяти. Мои читатели подробнее узнают теперь о предводителях борьбы за церковно-школьную автономию в Боснии и Герцеговине. Это были люди, одушевлённые национальными чувствами, обладавшие твёрдым характером, готовые всеобъемлющему самопожертвованию во имя общего блага. Они верили что, борясь за истину, они приближают её торжество – то торжество, которое им увидеть не суждено, но которое увидят их потомки. Вождей сербского национального движения не могли поколебать репрессивные меры австрийских властей. Наши предки, со скромным формальным образованием, при переговорах с представителями элиты Австро-Венгрии показали исключительный дипломатический такт, искусство диалога, зрелость, ответственность и решительность. Между сербской интеллигенцией и народом существовала естественная гармония. Борьба сербской интеллигенции против политики австрийцев показала Европе, что сербский народ и после многовекового турецкого ига сохранил национальное самосознание, в основе которого – Свято-Саввская православная духовность, государственная традиция Неманичей и Косовский завет – залог освобождения.
Корреспондент: Вы не забываете отдавать должное и Вашей первой профессии – экономиста: недавно Вы опубликовали книгу «Экономика постмодерна», в которой Вы, впервые в мировой экономической науке, постулировали новую научную дисциплину. Поясните, в чём Вы не согласны с господствующей неолиберальной экономической доктриной?
- Думаю, наиболее точно характер моего несогласия определили рецензенты книги, почётные профессора Вуко Вукмирица и Слободан Максимович в своей работе «Неолиберализм – обсуждение в Академии экономических наук». Они справедливо отметили, что я последовательно выступаю за новую экономическую концепцию, противостоящую «виртуальной экономике» современности, зацикленной на удовлетворении индивидуалистического интереса. Рецензенты говорят о том, что я теоретически доказываю, и подкрепляю верифицируемыми опытными данными, утверждение, что нынешняя господствующая модель экономики - неолиберализм – не только социально безответственна и морально нечувствительна, но и неэффективна в решении современных вызовов. Я выступаю за новую экономику, которая должна принять в расчет не только личные, но и общественные интересы, и особенно обращаю внимание на морально-нравственную наполненность экономических процессов. Экономика должна вернуться к морально-этическим основам, в сущности, она представляет собой скорее этическую, чем эмпирическую (точную) науку.
Корреспондент: Вы – непримиримый критик экономической политики, проводимой в странах с переходной экономикой, в том числе и в Сербии.
- .Новые сербские власти, пришедшие к руководству страной после государственного переворота 5 октября 2000 года, полностью приняли неолиберальную доктрину (так называемый Вашингтонский консенсус), которая способствовала скорейшему разрушению и так ослабленной (экономическими санкциями 1992-1996 гг.) сербской экономики. «Вашингтонский консенсус», в сущности, представляет собой кодифицированную программу экономического неоколониализма (об этом я пишу подробнее в специальной работе, посвящённой «консенсусу»). Выполнение программы реформ, построенной на «Вашингтонском консенсусе», приведёт к лишению Сербии (как и других стран региона) права собственности над природными ресурсами. Программа предусматривает неуклонное увеличение пирамиды государственного долга, приводящее в итоге к новой разновидности рабства. Рабы западной экономики – безгласные зрители могущества сильных и богатых держав (Большой Семёрки), а земли, на которых живут рабы «Вашингтонского консенсуса», воспринимаются хозяевами положения как источник дешёвого сырья и практически бесправной и бесплатной рабочей силы, а также рынок сбыта западных товаров и услуг (прежде всего – банковских, что ещё сильнее увеличивает долговую зависимость от Запада при отсутствии национальной банковской системы).
К сожалению, современный неоколониализм намного более опасен и привлекателен, чем классический неоколониализм прошлого. Чтобы экономики малых и слабых государств были подчинены богатым и мощным, мировой олигархии, владеющей транснациональными корпорациями и их капиталами, чтобы принуждённые к новому рабству трудились на господина – не требуется классическая оккупация, то есть, военная аннексия. При классических колониальных захватах агрессор встречал отпор местного населения и даже (патриотической части) местных элит. А сегодня политическая и финансовая псевдоэлита стран с переходной экономикой сама призывает колонизаторов к захвату своих стран, умоляет иностранный капитал и иностранные войска войти в свои государства (имеется в виду вступление новых государств в ЕС и НАТО). Академическое сообщество и медийные персоны это, как правило, поддерживают, а «наркотизированный», успокоенный ложью СМИ «средний гражданин» воспринимает потерю национального суверенитета спокойно и без протеста.
В Сербии иностранных (западных) инвесторов окружают такой заботой, что порой становится непонятно – кто кого снабжает капиталом: иностранцы Сербию или Сербия иностранцев. Инвестору из-за рубежа за каждое созданное им рабочее место доплачивают по 10 000 евро, награждают его налоговыми и инфраструктурными льготами. А наши работники трудятся за 150-200 евро в месяц, без элементарной защиты своих интересов.
... В середине 1980-х годов коммунистические власти обвиняли меня в том, что я – правый, что я выступаю против идей социализма и социалистического самоуправления (официальная идеологическая доктрина в Югославии в 1974-1989 гг.). А недавно, на одном собрании учёных, мои идеологические противники – неолибералы – уличили меня в прямо противоположном отступлении от «генеральной линии партии»: я, по их мнению, левый, так как выступаю против капитализма и глобализации. Этот факт показывает, что неолиберализм есть идеология такого же сорта, как и титовский коммунизм. Не стоит удивляться тому, что многие нынешние пламенные сторонники либерализма и западного образа жизни некогда были убеждёнными коммунистами (достаточно вспомнить марксистское прошлое демократического вице-премьера Миролюба Лабуса или лидера проамериканских черногорских сепаратистов Новака Килибарды – А.П.). Язык идеологического единомыслия был перекодирован ими с заменой марксистской догматики на неолиберальную, но идеологическая непримиримость (к сербскому национальному духу, называемому «четническим») осталась в неприкосновенности.
... Ранее я писал, что «диссидентство» - естественное для меня состояние. К сожалению, бурные времена на просторах Балкан не позволяют идеологическому и историческому маятнику успокоиться, и он отклоняется то к одному крайнему значению, то к другому. А вслед за ним движется и большинство. Те, кто сохраняет нормальную, среднюю позицию (Царский путь), представляются правыми, («клерикалами и националистами») в глазах тех, кто занимает крайне левую, (атеистическую и интернационалистическую) позицию, когда маятник отклоняется влево. Но они же, стоящие в центре, кажутся левыми сторонникам крайне правых (либеральных) взглядов, когда маятник отходит направо.
Корреспондент: Не ощущаете ли Вы, в такое бурное время, и при Вашем темпе работы и жизни, потребности в отдыхе?
- Слава Богу, не ощущаю. Сейчас я работаю над двумя новыми книгами – по экономике и историографии. Занимаюсь и делами в новом приходе в Баня-Луке, как Владыка Ефрем благословит.
Я всегда вспоминаю мудрые слова нашего покойного Патриарха Павла: «Делай столько, сколько можешь – но никак не менее!».
Tags: Косовский Завет, Философия, Экономика
Subscribe

Comments for this post were disabled by the author