barjaktarevic (barjaktarevic) wrote,
barjaktarevic
barjaktarevic

Categories:

Общение в духе: богослужебные связи Руси, Византии, Сирии и зарубежных славян (1).

«Странствия» русских святых по балканским просторам, а балканских – по русским.
« История богослужения в Русской Церкви делится на три периода, каждый из которых связан с преимущественным бытованием одного из трёх видов устава: «Устава Великой Церкви (Св. Софии Константинопольской – А.П. )», «Студийского» и «Иерусалимского уставов». Богослужебный устав организовал согласие принесённых на Русь книг. Круг богослужебной литературы был достаточно широк. В него входили сборники чтений из книг Священного Писания, расположение текстов которых соответствовало порядку годового лекционария, сборники молитвословий, организованных как в соответствии в предпасхальным и послепасхальным периодами (Триодь), так и в соответствии с восьминедельным циклом (Октоих). Была представлена в богослужении и святоотеческая литература» (Даниленко Б., свящ. Семиография «Окозрительного устава» архиепископа Новгородского Геннадия./ Герменевтика древнерусской литературы. Сборник 1. XI -XVI века. АН СССР, ИМЛ. М. 1989. С. 350). «Студийская богослужебная традиция господствовала на Руси до XV века, когда появившийся у нас в последней четверти XIV века Иерусалимский устав стал постепенно приобретать популярность... Следует отметить, что хотя иерусалимский устав и вытеснил в России почти повсеместно уже в 16 веке Студийский, некоторые северные обители, по свидетельству святителя Димитрия Ростовского, ещё в его время пользовались Студийским уставом (Там же. С. 352). В начале XVII века в Месяцеслове русского Устава находятся памяти святых Сергия Радонежского, святителей Петра, Алексия и Ионы Московских, святителя Арсения Сербского (28 октября) (Там же. С. 364).
В классическом труде Архиепископа Саввы «Полный месяцеслов Востока» (в данном случае пользуемся редакцией: Т. 1. Владимир. 1901) достаточно подробно говорится о памяти славянских святых в России и русских святых в славянских странах. В Славянском Иерусалимском уставе XIV века (№328) содержатся памяти Святого Равноапостольного князя Владимира, святых Бориса и Глеба, под 14 февраля помещается память святого Кирилла, учителя славянам и болгарам. При этом сделана характерная ошибочная приписка «Катаоньска», произошедшая от неполного понимания греческого текста или от смешения святого Кирилла Словенского со святым Кириллом Катанским (Савва. С. 192-193). «В позднейших славянских иерусалимских рукописных уставах к XVI веку вносятся уже многие имена русских святых и некоторые из сербских и болгарских: так, устав, в 1548 году подаренный в Коломенский собор архимандритом Феодосием, имеет 35 дней памяти русских святых и праздников... из святых южных славян, кроме Константина Философа, есть 19 октября Иоанн Рыльский, 21 октября Илларион Меглинский, 28 октября Арсений Сербский, января 12 Савва Сербский, февраля 13 Симеон Сербский. Кроме того, в нём есть Рождество Св. Николая Мирликийского (С. 193).
Частью Студийского уставного комплекса были минеи. Как считал архиепископ Савва, последняя по времени пергаменная минея по Студийскому уставу на Руси была датирована 1425 годом (С. 209).
Славянские русские минеи Студийского типа XI - XII вв. обнаруживают влияние гимнографического творчества христианских общин, находившихся под властью арабов или на византийско-арабской границе, а также учеников и последователей Свв. Кирилла и Мефодия (мораван и болгар). Например, в них есть память перенесения правой руки Иоанна Крестителя из Антиохии в Царьград в 956 году (С. 210-211). Подобная уникальная память связана с последним периодом активного сопротивления Византии арабскому натиску на Евфрате. В 950-960-гг. Антиохия то находилась в составе Византии, то захватывалась арабами. Когда магометане овладели Антиохией, диакон Иов перенес святую руку Предтечи из Антиохии в Халкидон, откуда она в самое навечерие Богоявления Господня была перенесена в Константинополь (956), где и хранилась.
https://days.pravoslavie.ru/Life/life167.htm
Наконец, после многих неудач, греческое войско под руководством придворного Никиты отбило приступ арабского войска и Антиохия на несколько десятилетий вновь оказалась в руках законных хозяев. Затем греки начали движение вглубь Сирии. В 974 году города Амида и Мартирополис сдались армии Императора Иоанна Цимисхия, тамошние эмиры заплатили дань. Иераполь, Апамея (Калаат аль-Мудик, Афамия), Эмесса (Хомс) и Илиополь были взяты почти без всякого сопротивления. Цимисхий перешёл Ливан и покорил Бейрут, откуда он послал в Константинополь икону Спасителя (Очерки по истории Византии. Под редакцией профессора В.Н.Бенешевича. СПб. 1912. С. 97.).
Наряду со специфическими византийско-сирийскиами свидетельствами триумфа христиан, русские минеи XI-XII вв. содержат памяти святых Вячеслава, князя Чешского, а также мучеников Вита, Модеста и Крискентии, мощи которых в средневековье находились в Праге (Савва. С. 211).
Архиепископ Савва упоминает русскую минею, переписанную для Сербии в XIV веке, в которой упоминаются святые Борис и Глеб, так что можно утверждать, что в Сербии почитание святых братьев – сыновей Владимира Крестителя в XIV веке уже несомненно существовало (Там же. С. 213).
В то же время в Псалтири, принадлежавшей Св. Зосиме Соловецкому ( около 1478 года), содержится синаксарь по Иерусалимскому уставу, где есть памяти Свв. Иоанна Рыльского и Арсения Сербского (Там же. С. 231).
В печатном славянском Часослове, изготовленном в Кракове в типографии Ш. Феоля в 1491 году, содержатся праздники и памяти: Покрова Богородицы, Свв. Бориса и Глеба, Св.. Владимира Крестителя , из южнославянских – Св. Иоанна Рыльского (Там же. С. 236). Гордана Йованович указывает на факт бытования часослова Феоля в Черногории, в Цетинье, исследовательница полагает, что часослов русской редакции побывал в руках Князя Георгия Црноевича и иеромонаха Макария (Jовановиh Г. Од hирилометодиjевског до Вуковского превода Новог Завета. // Археографски прилози. Т. 33 (2011-2012). С. 94). Таким образом, условия для складывания собственной традиции празднования Покрова Богородицы на Балканах стали формироваться не позднее рубежа XV – XVI веков, а отнюдь не в XVIII – XIX столетиях, как иногда полагают. Только таким образом можно объяснить, например, отсутствующий в русской богослужебной традиции, но имевшийся в XIX веке в ряде местностей Сербии, Покровский пост. Такие традиции складываются столетиями, а не десятилетиями.
«Общение в духе», поддерживавшееся в XI – XIV веках между южнославянскими, русскими, греческими и , возможно, сиро-арабскими книжниками (по крайней мере, на Руси, в Твери, был некто Фома Сириянин), скрепляло единство восточнохристианской культуры «по нашу сторону» от Линии Феодосия.
А.П.
Tags: Кирилло-Мефодиевская идея, панславизм
Subscribe

Comments for this post were disabled by the author