barjaktarevic (barjaktarevic) wrote,
barjaktarevic
barjaktarevic

Я - паланкист!

https://barjaktarevic.livejournal.com/3693230.html

Очень жаль, что "Дух самопорицания" доктора Мило Ломпара до сих пор не переведён на русский язык. Это, что скрывать, огромная книга, написанная многослойным, порой напоминающим "вещь в себе" языком. Для меня, владеющего сербским на разговорном уровне, на чтение одной страницы уходит несколько минут (Д. Мировича я читаю раза в два быстрее). По значению для моего духовного становления "Дух самопорицания" я бы сравнил с книгой "Человек против Бога" иеромонаха Серафима (Роуза).
И сама эта книга, и её автор вызывают в Сербии (сербских землях) оживлённые, едва ли не до рукоприкладства, споры. Эта книга делит людей на тех, кто воспринимает её как откровение (к числу этих людей отношусь и я), и тех, кто желал бы разорвать её автора в клочки, а саму книгу сжечь, как сжигали книги "четников" и "информбюровцев" югославские единомышленники хунвейбинов во времена "пролетарской революции в культуре".
Доктор Ломпар, человек со скромными манерами старого профессора, одним небрежным взмахом карандаша смахивает с пьедесталов идолов прогрессивной белградской интеллигенции - Радомира Константиновича и Латинку Перович (эту даму, много лет подвизающуюся на ниве безбожной фальсификации сербской истории и идеологии, переводят в России весьма обильно). "Секулярное священство", жрецы культа "братства-единства за счёт сербов", долгое время властвовали над умами университетской молодёжи, но теперь всевластию их культа положен конец. Мило Ломпар безжалостно наводит на них луч своего критического анализа, и в свете этого луча "демократический титоизм" 2000-2010-х предстаёт во всей своей безобразной наготе. Обличения свои Ломпар направляет и на более дальние цели - он вспоминает (С. 409), что немецкая пресса оказалась предоставить печатные площади двум белградским профессорам во время бомбардировок Югославии в 1999 году: сербские голоса не могли быть приняты в стране, "морально очищенной и либеральной", поскольку это были голоса врагов. Лживость современной либеральной демократии, неспособность её жрецов ("секулярного священства") признать ошибочность своей позиции даже тогда, когда эта ошибочность становится очевидна для всех - за этим скрывается глубинная неспособность Запада как культурного целого к покаянию, о которой писал о. Серафим (Роуз), а до него (по другому поводу) - Г.Б. Гизевиус.
Вина Радомира Константиновича (обличителя "духа паланки", то есть - сербского духа) и Латинки Перович состоит в том, что они, "произвольно слепотствуя" и ослепляя других химерами "европеизации", сначала в рамках СФРЮ, а затем - некоего нового SFR-EU (столица теперь - не Белград, не Загреб, как хотел Кальноки, но Брюссель), препятствовали выработке "сербской (национальной) позиции", на которой только и может быть заложен фундамент правильного понимания отношений Сербии к России и ЕС. Но здесь я уже перехожу к книге Деяна Мировича, которая лежала на той же полке "Ризницы" в Баня-Луке, что и книга доктора Ломпара - перед тем как я взял их и купил...
Хотелось бы ещё связать философию Ломпара и его выводы с печальным юбилеем 4 (17) июля. Я понимаю проблему "Двух Югославий", боровшихся между собой в 1918-1941 годах, как проблему противоборства "сербской позиции" или "сербской точки зрения" (Српског становишта) с одной стороны и утилитаристского югославянства - с другой, причём материалисты и сторонники утилитарной точки зрения о "выгодах совместной жизни" сербов, хорватов и словенцев имели, вот парадокс, среди своих союзников мрачных псевдомистиков хорватского "Католического действия" (к которому принадлежал неоднократно упоминаемый Ломпаром Мато Уевич, редактор издававшейся при Павеличе "Хорватской энциклопедии"). Тяготение к державе Неманичей, Афону и Византии, боль о Российской Империи - с одной стороны, а с другой - восхищение Лондоном, Парижем, Вашингтоном и, конечно, Берлином 1930-х годов, куда наведывался законный отпрыск духовной семьи М. Гарашанина и М. Пирочанца - Стоядинович.
Противоборство "двух Югославий", продолжившееся в годы Второй мировой войны (причём сторонники и противники России и "српског становишта" были и в стане четников, и в стане партизан, что отчасти показал Д. Мирович) и достигшее печальной кульминации на Голом острове и в концлагере "Свети Гргур" - продолжается и сегодня. Но оно - лишь повторенное в малом размере противостояние "двух Византий" (Геннадия Схолария и Виссариона Никейского), а затем и "двух Россий" (Св. Государь Николай с одной стороны и безликая машина республиканизма с меняющимися марионетками на вершине - с другой). Подвиг Св. Государя невозможно понять тому, кто уверен в существовании лишь материального мiра, как невозможно вполне понять материалисту стояние на белградских мостах в марте-мае 1999 года. Как невозможно понять противостояние сербов (в том числе боснийских) отнятию Старой (Истинной) Сербии - Космета, на котором, как говорит лукавый семитысячелетний старец устами дикторов телевидения, почти не осталось сербов... Если всё начинается и заканчивается в мире "хищных вещей", то не стоит сопротивляться приходу SFR-EU (в Боснии уже на постоянной основе 2000 солдат НАТО, формально подчиняющихся ООН, а недавно перебросили ещё 40 британских спецназовцев, так что "Европа всё ближе"). Если всё начинается и заканчивается в мире "хищных вещей", то и подвиг Свв. Лазаря Хребельяновича и Николая II Романова (их в Сербии часто так и пишут, вместе, на одной иконе или фреске) - смысла не имеет. Тогда не имеет смысла и существование самого сербского народа, и каждого отдельного человека, стоящего на "српском становиште". Да и на "руском становиште" тоже. "А если Христос не воскрес, то вера ваша тщетна: вы еще во грехах ваших.Поэтому и умершие во Христе погибли.И если мы в этой только жизни надеемся на Христа, то мы несчастнее всех человеков. Но Христос воскрес из мертвых, первенец из умерших.Ибо, как смерть через человека, так через человека и воскресение мертвых.Как в Адаме все умирают, так во Христе все оживут, каждый в своем порядке: первенец Христос, потом Христовы, в пришествие Его" (1 Кор. 17-23). Святой Государь там - где и Лазарь Хребельянович, и Борис и Глеб. А нам, окружённым миром химер и "хищных вещей", в эту июльскую ночь - и в Екатеринбурге, и в Баня-Луке (где молился вместе с сербами Царю-Страстотерпцу автор этих строк) - была дана возможность созерцать в ликах святых ту "паланку", которую так ненавидел Радомир Константинович. Не всё же время созерцать железные небоскрёбы.
Я - паланкист! И эта паланка, этот хутор, в котором стоит Благовещенская церковь на Врбасу, где русские и сербы молились Николаю II 17 июля 2018 года - больше, чем Лондон и Нью-Йорк, вместе взятые!
Боже, Царя храни!
Живела Паланка! Смрт либетоталитарисму! Смрт глобализму и ЕУнијаћењу!

А.П.
Tags: Сербская Держава на Дрине, моjе успомене, паломничества
Subscribe

Comments for this post were disabled by the author