barjaktarevic (barjaktarevic) wrote,
barjaktarevic
barjaktarevic

25 лет



Когда эта почтовая марка была выпущена в обращение, вряд ли кто-нибудь из тех, кто держал её тогда в руках, мог представить себе, каким всеобъемлющим символом станет это здание ровно через 10 лет.
И сегодня, спустя 25 лет с кровавых октябрьских дней, конфликт, порождённый тогда, продолжает тяготеть над нашим обществом как удушливое облако.
Было бы слишком просто свести события 21 сентября - 4 октября 1993 г. (н.ст.) к противостоянию двух ветвей власти - законодательной (Съезд и Верховный Совет) и исполнительной (Президент и правительство). Хотя бы потому, что имелась и судебная ветвь власти, в чьи полномочия Ельцин вмешался явно антиконституционно (приостановление полномочий Конституционного суда России, когда 21 сентября 1993 г. в своем указе №1400 о роспуске парламента и ограничении действия Конституции Ельцин "рекомендовал" Конституционному Суду не созывать заседаний до формирования нового двухпалатного парламента России - Федерального Собрания (http://www.panorama.ru/ks/iz9193.shtml) было столь грубым нарушением принципа разделения властей, что даже сегодня большая часть сторонников ельцинской диктатуры либо вообще замалчивает этот факт, либо выдвигает совершенно невразумительные, а то и глупые оправдания).
Но дело не только в формальной несостоятельности подобного "упрощения".
Говорить о конфликте 1993 года невозможно вне контекста борьбы идей и концепций развития общества и государства, а также вне учёта изменений в коллективной психологии, и, соответственно, в моделях социального поведения.
Если до 1991 года общество было поставлено в условия, когда в течение жизни нескольких поколений память о прошлом отсекалась и, таким образом, возник разрыв в общественном сознании по линии социально-хронологической (но в рамках одного поколения единство, особенно после 1945 года, более-менее сохранялось), то после 1993 года различные региональные и социальные (но не только и не столько имущественные) слои и группы стали разделяться и расходиться всё дальше и дальше. Самый крупный и самый ядовитый плод "победы" ельцинской клики - региональная и социальная сегрегация "неприспособленных". По болезненной прихоти революционной антиэлиты, у новой революции (а события 1991-1993 гг. были именно революцией, как и расстрел Белого дома - актом революционного террора) появился свои "философ" - место Вольтера и Милюкова, Плеханова и Богданова, Сартра и Камю занял... Сергей Мавроди. Вера в "светлое будущее", остававшаяся у большинства народа, оказалась после 4 октября 1993 года "ничейным имуществом", которое Мавроди и компания неплохо "капитализировали". Именно те, "кто был ничем" (Мавроди, Березовский, Гусинский и т.п.), отныне стали определять повестку дня. "За Мавроди!" - так мог бы звучать лозунг танкистов, стрелявших по зданию Верховного совета. Социальная солидарность, сама ткань общества стала расползаться, плавиться, как после ошпаривания кислотой. Маятник качнулся от одного антигуманного абсурда к другому - от обсуждения на комсомольских собраниях "личной жизни" студентов и студенток, у которых активность гормонов не вписывалась в социалистические нормативы, до полного равнодушия к соседу, коллеге по работе, даже родственнику, ставшему жертвой циничного "коммерческого" обмишуливания и его неразлучных спутников - рекрутированных банками уголовников, именуемых "коллекторами". И мало кто осмеливается признаться себе, что коллекторские агентства 2010-х столь же разрушительны для общества, как и кружки "Долой стыд" и "комсомольские пасхи" 1920-1930-х гг.
Моменты поистине общенародной радости, подобные марту 2014 года, могут лишь замедлить процесс разрастания пропасти всеобщего взаимного недоверия, но, увы, они не могут повернуть процесс в противоположную сторону, к новой солидарности, если эта солидарность не будет систематически воспитываться - конечно, на традиционных для нашего народа христианских началах. Воплощение принципа православной социальной солидарности - мечта многих из "поколения 1993", к которому и аз грешный надеюсь себя причислить. Мне было 12 лет тогда, и по-настоящему я осознал весь масштаб и смысл происходящего только 5 лет спустя, в 1998 году, но всё же - я родом оттуда, с баррикад-93 у Белого дома. оттуда - моя любовь к творчеству Ивана Ильина, оттуда - горькая любовь-тоска по Небесной Сербии, оттуда - жажда твёрдой, законной государственности, в лице и формах которой все сохранившие духовное зрение тотчас же увидели бы лик Вечной России.
Солнце Православной, Христовой Национальной России, России Пушкина и Шмелёва, Хомякова и Киреевского, Аксаковых и Тютчевых, Кояловича и Пальмова, Ильина и Солоневича, Солоухина и Распутина, Крупина и Бурляева - только это солнце способно рассеять ядовитое облако пороховых газов, всё ещё висящее невидимо над Москвой-рекой и спустя 25 лет. Сие и буди, буди!

Алексей Поповкин.
Tags: 1993
Subscribe

Recent Posts from This Journal

Comments for this post were disabled by the author