barjaktarevic (barjaktarevic) wrote,
barjaktarevic
barjaktarevic

Category:

Императрица Мария Александровна в 1876 г. - документы и материалы

Всемирная иллюстрация//Придворные известия.
Их Императорские Величества и их Императорские Высочества, Государь Наследник Цесаревич и Государыня Цесаревна, и Её Императорское Высочество Великая Княгиня Мария Александровна, герцогиня Эдинбургская, изволили выехать 2 июля из Петергофа на пароходе в Петербург и далее, по Финляндской железной дороге, в Гельсингфорс.
Их Императорские Величества изволили 4 июля слушать литургию в дворцовой церкви в Гельсингфорсе, а в час по полудню отправились на пароходе Александрия в Свеаборг... Вечером Их Величества и Их Высочества изволили присутствовать на балу у финляндского генерал-губернатора. (№393. С. 46). 6 июля Императорская чета отправилась из Гельсингфорса в Петергоф.
3. Придворные известия.
Её Императорское Величество и Её Императорское Высочество Великая Княгиня Мария Александровна, герцогиня Эдинбургская, с Августейшими детьми изволили выехать, 18 августа, из Царского Села в Ливадию (№399. С. 147).
4. Придворные известия. 16 сентября 1876 года Император Бразилии Педру Второй завтракал и обедал у Александра Второго и Императрицы Марии Александровны в Ливадии (№404. С. 235).
5. Новейшие известия.
27 сентября дочь Марии Александровны, герцогиня Эдинбургская, отбыла из Ливадии на остров Мальту для встречи со своим супругом (№404. С. 227).
Октябрь 1876 г. – пребывание Императрицы в Москве.
Слова Государя Императора 29 октября – в Москве. Курские Епархиальные ведомости. 1876. №21. С. 1079-1081.
«29 октября, при выходе в московский Успенский собор, Государь Император, шествуя через залы Кремлёвского дворца с Государынею Императрицею, Государем Наследником Цесаревичем, Государынею Цесаревною и Великими Князьями Павлом и Сергием Александровичами, изволил остановиться в Георгиевской зале...»
В этом зале, приняв хлеб-соль от города Москвы, Александр Второй произнёс свою знаменитую речь, в которой предупредил о решимости действовать самостоятельно, в случае нарушения Турцией договорённости о перемирии: «Желаю весьма, чтобы мы могли прийти к общему соглашению. Если же оно не состоится и я увижу, что мы не добьёмся таких гарантий, которые обеспечивали бы исполнения того, что мы вправе требовать от Порты, то я имею твёрдое намерение действовать самостоятельно, и уверен, что в таком случае вся Россия отзовётся на мой призыв, когда я сочту это нужным и честь России того потребует». Это был, по сути, пролог Русско-Турецкой войны, к которой общество было уже подготовлено. Придворная хроника содержит подробности пребывания Марии Александровны в Москве в эти судьбоносные дни. «Высочайший выход в Успенский собор последовал в начале первого часа. Когда Государь Император, в сопровождении Государя Наследника Цесаревича и Великих Князей Сергия и Павла Александровичей и многочисленной свиты, вышел на Красное крыльцо, воздух потрясся от громового, не смолкавшего «Ура» бесчисленной народной толпы, наполнявшей Кремль. Государь Император, Государыня Императрица с Наследником Цесаревичем, и Великими Князьями Сергием и Павлом Александровичами вступили в Успенский собор чрез южные двери, где встречены были со святым крестом и святой водою владыкою митрополитом с двумя викариями. После краткого молебна с возглашением многолетия, Их Величества и Их Высочества приложились к иконам Спасителя и Владимирской Божией Матери, а затем к мощам святителей Петра, Ионы и Филиппа и к иконе Успения Богоматери.
Из северных дверей собора, в предшествии митрополита и викариев, Государь Император, Наследник Цесаревич с Великими Князьями отправились в Чудов монастырь. Государыня Императрица и Цесаревна проследовали в экипаже. После ектеньи Их Величества приложились к мощам Алексия митрополита и затем внутренним ходом изволили пройти в Николаевский дворец».
Императрица имела полное право вспомнить прошедшее десятилетие, пребывание славянских гостей в Петербурге и Москве в 1867 году. Теперь заветные желания Марии Александровны начинали сбываться. Ликование толпы было искренним, но оно было способно лишь воскресить воспоминания о цветущей молодости. Мария Александровна была уже не в силах вернуть - ни здоровье, ни любовь супруга. Даже короткое расстояние от Успенского собора до Чудова монастыря стареющая Государыня была вынуждена преодолеть в экипаже. И всё же - народное ликование передалось и ей, и некоторое время она чувствовала себя победительницей.
Tags: Великое Княжество Финляндское, Русско-турецкая война, Св_Императрица Мария
Subscribe

Comments for this post were disabled by the author