barjaktarevic (barjaktarevic) wrote,
barjaktarevic
barjaktarevic

Categories:

29 лет назад состоялась интронизация Святейшего Патриарха Алексия II


Фото из цветного приложения к газете "Гудок", июнь 2004 года.
Когда Патриарх Алексий II вступил на кафедру Первосвятителей Московских, слово, в том числе и печатное, значило намного больше, чем значит оно сегодня. Русская Церковь медленно приходила в себя после десятилетий "холодной войны" с нею советского государства - но то была война и с собственной историей, тысячелетнее прошлое искусственно укорачивалось до 60-70 лет. Советские руководители почти всегда - по крайней мере, с 1956 года и до самого конца Союза, считали западное влияние на общество менее опасным для СССР, чем "поповские пережитки". Конвергенция шла полным ходом, к 1989 году в высших эшелонах власти СССР не осталось почти никого, кто бы всерьёз считал необходимым противостояние западной культуре (западному политическому и социально-экономическому влиянию ещё пытались по инерции противостоять - Е.К. Лигачёв искренне недоумевал в 1990 году, как же можно отказаться от "завоеваний социализма" в сфере отношений собственности и допустить частную инициативу в экономике). С советскими руководителями сыграл злую шутку их твердолобый материализм. Обладая первоклассными интеллектуальными ресурсами (Ю.М. Лотман, А.Ф. Лосев, М.М. Бахтин, И.Р. Шафаревич, Б. Раушенбах), советские руководители не только не воспользовались ими для спасения общества от распада, но даже, по всей вероятности, не понимали, как почтенные профессора-филологи и философы из Тартуского и Московского университетов могут помочь в деле защиты "внешнего контура" СССР. Часть руководителей Союза не понимала, а часть - не хотела понимать того сейчас неоспоримого факта, что Юрий Лотман обладал оружием в своём роде не менее сильным, чем маршал Огарков - в сфере обычных, да и "необычных" вооружений тоже. СССР проиграл битву, которую Язов, Лигачёв, Крючков, Пуго просто не заметили - битву на структуралистском фронте, битву на семантическом фронте. Патриарх Алексий с молоком матери, образно говоря, впитал знание о том, что есть Слово животворящее и есть слово хаотизирующее, разрушающее. Слово тогда было единственным оружием Церкви, и Патриарх это оружие, сколько силы позволяли, использовал - с целью примирить, уберечь от распада. До 1997 года западники, захватившие власть в ходе революции 1993 года, ещё терпели жгущие их слова, а затем религиозные программы были просто убраны из сетки телеканалов (закрыли "Русский Мир" А. Денисова, изгнали с подмосковного ТВ А. Крутова). Оставили лишь трансляции Патриарших Богослужений и передачу "Слово пастыря". А люди среднего возраста - успевшие побывать в комсомоле, а то и в партии, - недоумевали: кому может помешать на РТР 15-минутный (потом 10-минутный) "Месяцеслов"?! "Но золотые купола кому-то чёрный глаз слепили", и программу сняли с эфира.
Первая серьёзная победа, которую одержал на семантическом фронте Патриарх Алексий - победа в обороне церковно-славянского языка от протестантствующих деконструкторов. В 1994 году вопрос о русификации Богослужения был снят с повестки дня. По сути, тогда Церковь и общество оказались на распутье - или люди должны были стараться подняться до уровня нормальной (точнее, минимальной) воцерковлённости людей дореволюционной поры (которые, даже будучи в некоторых социальных группах неграмотными, церковно-славянский язык худо-бедно понимали - а грамотность, благодая массовой церковной школе, неуклонно увеличивалась)... или Церковь должна была опуститься на один уровень с постсоветскими поколениями и выполнять все прихоти только вчера пришедших в храм. Не отдельные верующие, для которых смирение -в некотором роде обязанность (только не следует понимать его превратно, в смысле толстовского непротивления злу) - а Церковь должна была, по мысли младореформаторов в рясах, отказаться от своих высочайших ориентиров и подчиниться плоской (во всех смыслах) идее линейного прогресса.
Вторая серьёзнейшая победа - канонизация в 2000 году Церковью в Отечестве сонма Новомучеников и Исповедников Российских, и среди них - Свв. Царственных Страстотерпцев. Опыт Новомучеников - великое сокровище XX века, этот опыт показал, что Церковь и в эпоху "заводов, газет, пароходов" остаётся такой же, какой Она была при Св. Архидиаконе Стефане, Георгии Победоносце, Пантелеимоне Целителе, Николае Мир-Ликийском. Церковь может дать человеку то, что никогда не смогут дать никакой прогресс и никакой внешний комфорт - примирение со своей совестью в исцелённой молитвой и Таинствами душе. Сугубое прославление Царственных Страстотерпцев должно было указать людям, которые считают себя преуспевающими, насколько должно "не сообразовываться с веком сим", преодолевая соблазны собственного богатства и влиятельности.
Третья победа Патриарха Алексия - воссоединение с Русской Зарубежной Церковью, произошедшее менее чем за год до блаженной кончины Первосвятителя. Это воссоединение - протест против общественной раздробленности, "красный плод спасительного сеяния" Новомучеников, духовный стержень "Русского мира".
Патриарх Алексий всемерно поддерживал объединение Российской Федерации и Белоруссии, возвращение культурно-религиозных предметов в школы, возражал против пропаганды содомии - в общем, противостоял порче образа, ложному идеалу "постгуманизма", который особенно настойчиво пытаются провести в жизнь одержимые духом нигилистической революции европейцы.
Чтобы человеку оставаться человеком, ему необходимо избрать идеал, возвышающий над бытом и вводящий в Бытие. Человек никогда не равен самому себе, он либо ниже себя, либо - выше. Поэтому человек, колеблющийся как лампада на ветру (Флакк Альбин Алкуин), не может считаться мерой всех вещей: попробовали бы мы измерить что-нибудь линейкой, на которой сантиметровая шкала скачет из стороны в сторону! Конечно, и так называемые права человека не могут быть мерилом развитости общества, не могут указывать направление развития - тем более сейчас, когда нет больше общепризнанных прав и свобод, а есть лишь софистические рассуждения на эту тему да выкрики "мировых жандармов": "Вы всё ещё не устроили у себя демократию? Тогда наши бомбы летят к вам в дом!!!". Патриарх Алексий бомб США не боялся, хотя в дни его визита в Белград в 1999 году бомбардировки Югославии не прекратились (и тут НАТОвцы соврали - пообещали не бомбить, и бомбили!). Тот, кто видел главную опасность (мусорный ветер с внутренней стороны человеческих зрачков, вихрь семантической революции) - для того бомбы были опасностью второстепенной.
Упокой, Господи, приснопоминаемого раба Твоего, Патриарха Алексия, и молитвами его помилуй нас, грешных!
Tags: Время Патриарха Алексия, Русский Мир
Subscribe

Comments for this post were disabled by the author