barjaktarevic (barjaktarevic) wrote,
barjaktarevic
barjaktarevic

Categories:

Воспоминания о Баня-Луке.

Расхожее выражение "видел собственными глазами" к Баня-Луке не очень-то применимо. Конечно, не потому, что нечего посмотреть - наоборот, одного графического наброска совершенно не хватает для передачи даже и событийной канвы, а не то что духа путешествия и духа местности.
Запах. Первое чувство, которое мне запомнилось - густой аромат цветочного мыла в коридорах гостиницы. Сколько я видел сербских городов - везде меня поражала неестественная чистота. Ну хоть бы обрывок газеты где торчал (кстати, мои мечты достать где-нибудь ничейные газеты 1990-х годов рассыпались в прах - кому надо, те держат их в переплетённых подшивках, кому не надо - те давно избавились и горя не знают). В отеле "Босна", построенном в 1970-е годы, чистота наводилась с завидным упорством. Поэтому запах мыла и шампуня буквально пропитывал воздух уже на подступах к отелю. Собственно городские запахи - обычные, запах нагретого асфальта в полдень, кофе (этот - особенно по утрам)... Запомнилась лёгкость воздуха: я впервые за несколько лет не ощутил одышки, пройдя по всему центру города, от Храма Христа Спасителя до Музея современного искусства.
Буйное цветение деревьев уже прекратилось, но кое-где цветы на них ещё оставались - впрочем, без ярко выраженного запаха.
Звук. Как звучит Баня-Лука? Колокольный звон - вот, пожалуй, наиболее характерный звук. Причём не только колоколов православных храмов, но и часов (клокшпиля) католического костёла. Каждые 30 минут в воздухе раздаётся звон, идущий то из одного конца города, то из другого. Рельеф местности - чаша, опрокидывающаяся в реку Врбас, но задержанная в падении острыми зубами приземистых башен крепости Кастел. В центр города звуки стекаются отовсюду. Второй звук после звона - звук севдалинки и вообще народной песни. Севдалинка давным-давно перестала быть чисто бошнячко-мусульманским культурным явлением. В своём последнем на нынешний момент превращении, во времена СФРЮ, севдалинка влилась в джазовую стихию югославской музыки, оставшись, впрочем, несколько обособленным течением. В последний день моего пребывания в Баня-Луке я смотрел большое интервью "королевы севдалинки", Фахреты Живоинович (её, конечно, в народе никто так давно не называет, для всех жителей бывшей СФРЮ она уже 40 с лишним лет - Лепа Брена). Меня поразила собранность, точность формулировок и глубокие познания в теории музыки и культуры в целом. В студии местного ТВ сидела не столько поп-дива с обложки глянцевого журнала, сколько наставница, с отточенными педагогической практикой суждениями. Дисциплина ума и строгость стиля речи меня поразили. Вообще, сербы и жители Боснии в целом - серьёзны. Улыбающиеся люди встречаются на улице, и весьма часто, но эти улыбки - всегда с тенью задумчивости. Беззаботность и веселье долго выбивали из боснийских сербов - в том числе и бомбами НАТО, в 1995 году.
Однако банялучане и после всех испытаний - всё же более лёгкий в общении и раскованный народ, чем белградцы.
Цвет. Солнце Баня-Луки - это золотой, мягко сияющий купол Храма Христа Спасителя. Судьба этой церкви трагична. В своём современном виде храм построен недавно, но этот современный этап его жизни - этап устранения несправедливости, причинённой православному ядру города в 1940-1950-е годы. Собственно, вину за разрушение предыдущего Храма Христа Спасителя (название, конечно, отсылало к Москве!) несут немцы, бомбившие Баня-Луку весной 1941 года, и пособники немцев - хорватские усташи. Но уже в 1945 году православная община поставила перед властями вопрос о восстановлении храма. С ответом долго тянули, а затем, когда пошли слухи о возможном положительном ответе, почти за одну ночь на месте руин собора появился памятник борцам Союза коммунистов - участникам партизанского движения эпохи Второй мировой войны. Православная община всё же добилась разрешения построить собор несколько в стороне от центра, и в 1960-е годы он возобновил литургическую жизнь на новом месте. Собор времён ФНРЮ довольно симпатичный и построен на совесть... но банялучан не покидала обида за храм, ставший первой - и не оплаканной после изгнания врагов - жертвой Второй мировой в Баня-Луке. И после провозглашения Республики Сербской начались работы по исследованию фундамента разрушенного фашистами храма, а затем и по строительству нового на прежнем месте. Мемориал борцам-партизанам сохранили, он остался в центре города, но теперь располагается в сквере, в двух шагах от собора. Надо сказать, на постаментах этого большого мемориала - почти сплошь мусульманские имена и фамилии, хотя и сербы, в том числе весьма влиятельные во времена Караджорджевичей, участвовали в борьбе против немцев.
Дни моего пребывания в Баня-Луке были в основном солнечные, поэтому я мог сполна насладиться классическим балканским сочетанием "Црвено, Плаво и Бело" - красные черепичные крыши, синее небо, белые облака и стены домов.

Алексей Поповкин.
Tags: Сербская Держава на Дрине, личное
Subscribe

  • Аξιος!

    Дамаск, 5 июня. Военнослужащие ВКС РФ совершили православный молебен на военном аэродроме в сирийской провинции Ракка. Службу провел помощник…

  • Карел Крамарж: "Россия должна жить и дышать!" (1 марта 1921 года)

    Листаю гласило Сербской Народной Радикальной партии, "Заставу". Интервью Крамаржа, премьера Чехо-Словакии. "Россия должна иметь выход в Чёрное море…

  • Егор Холмогоров: Варварство осознало себя

    Варварство осознало себя, философски сформулировало, получило кафедры в университетах и будет теперь менторским тоном варваризировать цивилизацию.…

Comments for this post were disabled by the author