barjaktarevic (barjaktarevic) wrote,
barjaktarevic
barjaktarevic

Categories:

Вопрос о совести

Определить, верующий человек или нет, довольно просто - если он признаёт, что за пределами его личности существует сила, способная и имеющая право судить его поступки, и совесть выше и важнее утилитарных соображений, значит, в какой-то степени человека уже коснулась благодать Божия, даже если разум его всё ещё продолжает оставаться во тьме окамененного нечувствия - т.е. безбожия. Если же человек, глубоко внутри себя, исповедует принцип, согласно которому его поступки может судить только он сам, и совесть необходимо подчинить требованиям целесообразности, то такой человек является безбожником, даже если у него на шее аршинный золотой крест, а каждый месяц он отдаёт "десятину" в храм. Сердце такого безбожника подобно крепости, окружённой несколькими кольцами стен с башнями, рвами и валами. У башен разные названия: "Все так делают", "Я не хуже других", "А попы не имеют право вмешиваться в мою личную жизнь", "Человек - мыслящее животное, и если он не будет удовлетворять своих желаний, биохимия нарушится", "My body - my choise", "РПЦ создал Сталин", "Мой б-г меня рабом не называл" (это, кстати, правда - языческие б-ги действительно никого никаким именем не называют, поскольку неспособны говорить), "Попы крепостных на конюшне пороли", "Церковь ущемляет права ЛГБТ" и так далее и тому подобное. Что-то из этого - прямая выдумка, что-то - искажение событий, когда к ложке правды примешивают бочку клеветы, что-то - аргумент "от ветра головы", когда думать не хочется, а грешить - очень даже... Но если заглянуть за рвы, валы и башни, посмотреть в окно мрачного замка, стоящего в душе безбожника на том месте, где должна стоять обитель Господня, то, как в сказке "Мио, мой Мио", в единственном светящемся окне мы увидим знакомую тень... На престоле из желаний и прихотей (в основном дурацких с точки зрения вечности) восседает "Я...я...я..." (В. Розанов о Толстом), а рядом - главный министр королевства, почтительно склонившийся семитысячелетний старец, "тангалашка". Правда, этот первый министр при удобном случае выталкивает человеческое "Я" взашей с трона, и садится на него сам - так появляются Нероны, Диоклетианы, Цезари Борджиа, Абдул-Гамиды, Маргариты Зангер, графы Шептицкие, Розалии Землячки, Антуны Павеличи, Магдалины Олбрайт - личности которых почти начисто съедены лукавым. Масок много, харя за ними - одна. Человечество делится на тех, кто на Кресте, и тех, кто посылает на Крест. Правда, в жизни человека эти позиции могут меняться. Монах Иоасаф (Дегтяренко), бывший распространитель безбожия, покаявшийся и пострадавший за это - наследовал Царствие Небесное, а разного рода и калибра Дулуманы - нет. Двадцатый век - время, когда епископы снимали рясы и устраивались театральными рецензентами (Мыкола Бессонив), а председатель сельсовета оказывался тайным молитвенником и являл нетление св. мощей (св. Алексий Елнатский)... Дело, таким образом, даже не в цвете флага - дело в совести. Есть совесть - есть и надежда на торжество Христа в сердце. Нет совести, сам себе судия - дело плохо.
Tags: Новомученики
Subscribe

Comments for this post were disabled by the author