barjaktarevic (barjaktarevic) wrote,
barjaktarevic
barjaktarevic

Categories:

Интервью с Мило Ломпаром (на сербском)


Темы, которые затронуты в интервью - визит Ломпара и Милоша Ковича в США и Канаду по приглашению Владыки Лонгина для чтения лекций в сербских церковных общинах; присуждение Нобелевской премии Петеру Хандке; "хорватизация" сербской культурной жизни и положение в Сербской академии наук и искусств; положение сербского народа в Черногории. В процессе беседы цитировались Ноам Чомски (считается крупнейшим интеллектуалом современного человечества), Милош Црнянский, Коста Чавошки, Матия Бечкович (сочувственно). Ведущая говорила о книге и фильме Чомского "Реквием по американской мечте", и спрашивала д-ра Ломпара о его отношении к идеям, высказанным в книге. Доктор Мило Ломпар поделился своими зрительными впечатлениями в первую очередь: "Вы можете многое понять, просто взглянув на (американский) городской пейзаж". Три типа высотных зданий отражают три эпохи - церкви, административные здания и банки, банки - выше всех остальных. "Если вы хотите поддерживать привычные для вас стандарты потребления ( у каждой американской семьи из среднего класса по несколько автомобилей), вам "поневоле" придётся всё время кого-то бомбить". Если Америка перестанет вторгаться в чужие страны и бомбить, тогда действительно наступит "реквием американской мечте" в её нынешнем виде - редуцированной до материального достатка. Доктор Ломпар отметил двойственность в позиции американского обывателя из Новой Англии - в бытовом общении этот обыватель может быть приятен, даже выскажет симпатию христианским ценностям (что почти немыслимо в "политкорректной" Европе), но практически никто не может выйти за рамки, очерченные телевизионной пропагандой - т.е. "сербы агрессоры", они "развалили Югославию" и т.д. Рабство у СМИ американского обывателя отмечено и Чомским. Чомский считает, что ещё в 1970-е гг. в США власти решили, что "слишком умные" и самостоятельно мыслящие - плохие потребители, поэтому надо штамповать Гомеров Симпсонов для успешного развития экономики. Что касается сербской диаспоры, то Ломпар заметил, что единственной заграничной институцией, побуждающей сербов к коллективной деятельности и сохранению национального самосознания, является Сербская Православная Церковь. Вместе с тем, среди эмигрантов последней волны (после 1991 года) попадаются откровенные атеисты, подчёркнуто дистанцирующиеся от Церкви и стремящиеся поскорее забыть, что они - сербы. Но их немного. В целом, как я понял, положение в сербской эмиграции как две капли воды похоже на положение в русской эмиграции. Есть и активные деятели, хранящие память о Королевстве и стремящиеся сохранить национальную культуру ("старые сербы" - как "старые русские", "белые"), и есть равнодушные, а то и поклонники американского образа жизни ("новые сербы", "югосы", аналогичные "новым русским", безцветным). Доктор Ломпар сетует на то, что нет особых сербских кварталов, хотя сербы довольно многочисленны в Канаде и Новой Англии. Из чисто американских впечатлений - Мило Ломпара неприятно поразили ржавые кварталы Детройта - на многих американских городах видна печать тления и упадка. Но часто бывает так - один квартал ржавеет и умирает, там страшно ходить даже днём, а соседний - живёт и процветает. Ломпар высоко оценивает способность к самоорганизации у итальянской, греческой и еврейской диаспор в США, они имеют мощные группы по интересам (лобби).
Относительно Петера Хандке Ломпар афористично заметил, что сейчас не столько Нобелевская премия нужна Хандке, сколько Хандке нужен Нобелевской премии для поддержания её авторитета, поскольку этот авторитет сильно упал после присуждения Премии "этой белорусской журналистке, имя которой я никак не могу запомнить". Справедливости ради надо сказать, что Алексиевич нет-нет да и покритикует нашенских либералов, да так, что мороз по коже продирает (даже её достала их тупость и продажность). Ломпар, очень высоко оценивающий как публицистические, так и художественные работы Хандке, иронически замечает, что для западных продавцов пера и таланта присуждение Нобелевской премии Хандке было унижением - если вольно перевести его афористичный стиль, то можно передать его слова так: холопы шпрингеровской прессы, гнилые душонки которых Хандке в 1990-е годы выворачивал наизнанку, должны были покорно снести "наказание", поскольку прислуга должна знать, что госпожа, изволившая сегодня допустить к ручке, завтра может приказать выпороть на конюшне. Такой публичной поркой НАТО-обслуги из числа журналистов и была Нобелевка Хандке.
Кормящиеся с руки шпрингеров современной эпохи немецкие журналисты избрали две позиции - либо печатали мелкие заметки, стараясь "не отсвечивать" и ожидая, когда "барин" перестанет гневаться, либо старались принизить художественный талант Хандке, преподнося Нобелевку как доказательство лояльности к "альтернативным точкам зрения на общеизвестные факты". Такая игра в демократию и плюрализм. Кстати, в Сербии недавно спектакль по Хандке изъяли из репертуара, "подчиняясь общеевропейским тенденциям" - ещё до того, как на головы "другосербиянцам" во власти и оппозиции свалилась весть о Нобелевской премии "сербскому националисту" и "про-югославу".
Продолжение следует: https://barjaktarevic.livejournal.com/5526429.html
Tags: Косовский Завет, Небесная Сербия, Философия
Subscribe

Comments for this post were disabled by the author