barjaktarevic (barjaktarevic) wrote,
barjaktarevic
barjaktarevic

Семиотическая катастрофа


Doctor Who: The Long Game
Когда заходит речь о дистанционных способах обучения, сторонники традиционной педагогики иногда испытывают затруднения с формулированием аргументов в защиту очных методов преподавания. Предлагаемая вниманию читателей заметка призвана обогатить аргументацию тех, кто убеждён в абсолютном превосходстве непосредственной беседы учителя (неважно, мужчины или женщины – слово «учитель», на мой взгляд, должно писать в мужском роде при любой половой принадлежности преподавателя, помните: «Я не поэтесса, я поэт!») – в превосходстве человеческой беседы над тыканьем в кнопки компьютера во время «тестомешанья».
Итак, начнём с того общеизвестного факта, что разговор с глазу на глаз, при нормальном психическом развитии, может быть вполне понят только при условии принятия во внимание и слов, и жестов, и наклона головы, и положения ног, и цвета и очертаний одежды, и надписей на ней (разумеется, в том обществе, где одежда имеет функцию символа, передаточного звена информации – сейчас одежда зачастую не означает ничего, либо несёт на себе семиотические единицы, противоположные по смыслу ходу беседы: студент, рассуждающий о вреде английского влияния, может быть одет в футболку с надписью London, ученица воскресной школы может носить портфель с символикой Hello Kitty и т.п.). Разумеется, при этом часть информации собеседником воспринимается неосознанно: например, мы часто не замечаем, как начинаем подражать позе собеседника при благоприятном ходе общения. Однако, это не отменяет непреложной эмпирической истины – для нашей мыслительной способности наиболее комфортно многообразие семиотических единиц (то есть, любых знаков - это и движение ресниц, и положение уголков губ, и едва уловимая температура выдыхаемого собеседником воздуха: всё имеет значение!). Чем больше качественных семиотических единиц (знаков) усваивает человек в процессе общения, тем более полноценным общение является. Конечно, многое зависит от внимания, но наше восприятие иногда выкидывает коленца: можно очень внимательно слушать, всё понимать – и ничего не запомнить, а можно слушать вполуха и воспроизвести разговор, так воспринятый, слово в слово - спустя 30 лет. Так что собеседнику надо предоставить возможность воспринимать всё, что ты хочешь выразить – а там уж куда нелинейный процесс восприятия вывезет, туда твой собеседник в итоге и попадёт (разговор в коридоре института: «ты слышала, как он хорошо о сопротивлении материалов излагал – да, ты прав, я заметила, какая у него прикольная причёска» - это нелинейное восприятие каждый преподаватель тысячи раз фиксировал) …
При общении по скайпу (или в видеоконференции Zoom) часть информации теряется. Не такая большая количественно – скайп не передаёт тонких нюансов мимики, температуры выдыхаемого воздуха, запахов; и всё же – для некоторого числа людей именно отсутствие этих семиотических единиц может послужить непреодолимым препятствием для адекватного восприятия (а при увеличении числа расстройств аутистического спектра среди молодёжи (миллениалов) каждая семиотическая единица приобретает, или может приобрести - новый вес).
Но подлинной катастрофой является исчезновение большей части семиотических единиц при тестировании на компьютере. Весьма угнетающе воспринимается нашим сознанием унифицированный текст. Рукопись содержит больше семиотических единиц, чем печатная книга, созданная по этой рукописи (почерк – это лицо пишущего!); печатная книга без иллюстраций содержит больше знаков, чем тот же самый текст, набранный на экране компьютера (и запахом типографской краски это превосходство не ограничивается). Каждому семиотическому знаку соответствует, при нормальном развитии, усилие познавательной способности (объединяющей разум, волю и чувства). Если мышцы не тренировать, они ослабнут и станут подобны тряпицам; если не тренировать познавательную способность, то случится конгнитивная атрофия. По-русски говоря, привычная нам познавательная способность получит серьёзное повреждение или вовсе отомрёт. Неспособность воспринимать бытие во всей его семиотической полноте – страшный результат семиотической катастрофы, совершающейся незаметно, за клавиатурой компьютера или у экрана мобильного телефона. «Произвольно слепотствовать в познании истины», как свидетельствуют Св. Отцы, нельзя безнаказанно. Обеднение языка, эмоциональная холодность, неспособность выбрать правильный путь при более чем четырёх вариантах – всё это симптомы семиотической катастрофы, и далеко не самые серьёзные. Потеря человечности, распад познавательной способности на изолированные «функции», рабство разума у низменных инстинктов (под фирмой «свободы от комплексов»), бешеная гонка за новыми впечатлениями без единого шанса осмыслить уже полученные (здесь и распад межзнаковых отношений, и отсутствие "прагматики", и отсутствие смысла, т.е. крушение всего семиотического треугольника) – вот черты облика людей будущего, которые будут сформированы в мире дистанционного обучения. Хотим ли мы этого? Готовы ли мы отказаться говорить с учениками по-человечески ради мнимого удешевления образовательного процесса? Если с человеком не говорить по-человечески, он может перестать быть человеком. «Маугли виртуального пространства» - готовы ли мы в преклонных годах встретиться с ним? Поистине, самое трудное в информационном обществе – сохранить способность целостно мыслить, а значит – любить и верить.

Алексей Поповкин.
Tags: Педагогика, Семиотика, Философия, средний европеец как орудие разрушения
Subscribe

Comments for this post were disabled by the author