barjaktarevic (barjaktarevic) wrote,
barjaktarevic
barjaktarevic

Categories:

Результаты парламентских выборов в Сербии:поражение "нового ДОСа", триумф Вучича, кризис у патриотов

В минувшее воскресенье в Сербии состоялись парламентские выборы. В них участвовали 21 политический субъект, в числе которых - партии и коалиции. В Сербии - строгая пропорциональная система, успех зависит от числа людей, проголосовавших за партию по всей стране, а не в отдельном регионе, даже очень многочисленном. Для прохождения в парламент необходимо было преодолеть трёхпроцентный барьер (партии национальных меньшинств получают гарантированные места по квотам). Согласно данным на 23 часа по белградскому времени, в парламент проходят три общенациональные партии и коалиции: Сербская прогрессивная партия (более 60 % голосов), коалиция Социалистической партии Сербии и "Единой Сербии" (более 10 %) и новая политическая формация "Победа для Сербии - Александр Шапич" (около 4 %). Для Прогрессивной партии, лидером которой является нынешний глава государства Александар Вучич, данный результат является рекордным. Прогрессивная партия, образовавшаяся в результате раскола в Сербской Радикальной партии и выхода из её руководства группы функционеров во главе с Томиславом Николичем и Александром Вучичем, долгое время позиционировала себя как центристская, но проводила политику, сходную с политикой предшествовавших режимов Демократической оппозиции Сербии и Демократической партии ( с 2000 года). Одним из наиболее болезненных вопросов был вопрос о т.н. "диалоге между Белградом и Приштиной": Запад откровенно шантажировал Вучича, представители ЕС и США в ультимативной форме требовали от Белграда признания "независимости Косова". Однако, младший коалиционный партнёр прогрессистов (или, как их называют в Сербии, напредняков - по аналогии с Прогрессивной партией, существовавшей в Королевстве Сербия во второй половине XIX века) - Социалистическая партия Ивицы Дачича противилась предательскому для сербского народа компромиссу. Дачич, находясь на посту министра иностранных дел, способствовал тому, что несколько стран - членов Генассамблеи ООН - отозвали своё признание т.н. "независимости" южного сербского края, где албанская община в одностороннем порядке в феврале 2008 года провозгласила "суверенитет" и ведёт дело к присоединению края к т.н. "Великой Албании". Отказ стран - членов Генассамблеи ООН от признания "независимости" отдаляет перспективу голосования по приёму "Косова" в ООН. В 2017-2019 годах Вучич лавировал между ЕС и Россией, с одной стороны, и между патриотическим и компрадорским крыльями в собственном коалиционном кабинете - с другой. Было известно резкое неприятие министром инноваций и технологического развития Ненадом Поповичем (Сербская народная партия в коалиции с прогрессистами) позиции той части правительства Сербии, которая выступала (не явно, конечно) за признание "независимости Косова" и дистанцирование от России и Китая. Много раз появлялись "заслуживающие доверия сведения" о том, что Попович будет уволен, но этого не происходило: министр находится на своём посту и сегодня.
В Скупщине против компромисса выступали Сербская Радикальная партия и коалиция/партия "Двери".
С другой стороны, в Сербии с 2016 года набирали силу демагогические протестные настроения, направленные не столько против Вучича и напредняков, сколько против власти вообще. Создавалась чудовищная коалиция крайних демократов - либертарианцев, националистов - сторонников Милана Недича (главы марионеточного правительства в оккупированной Сербии в 1941 - 1944 гг.), анархистов, троцкистов и титоистов. Это был своего рода "новый ДОС" (по аналогии с "Демократической оппозицией Сербии", которая свергла Слободана Милошевича в 2000 году), который своими шумливыми провокационными акциями должен был способствовать "размягчению" Вучича и его окончательному переходу на позиции "евроатлантизма". Надо сказать, что затея разношёрстных оппозиционеров провалилась. Жаль, что энергия молодёжи была потрачено впустую. Все партии, так или иначе связанные с чудовищной коалицией, провалились. "Демократические силы" вообще не будут представлены в парламенте. Отчасти это объясняется неучастием их функционеров в избирательной кампании (бойкот, который в итоге скорее сыграл на руку Вучичу), отчасти - плохими результатами во время голосования.
Что же касается триумфа Вучича, то ему следует помнить о том, что до него на вершину абсолютной народной поддержки возносились такие разные фигуры, как Слободан Милошевич, Воислав Коштуница, Борис Тадич. Каждый из них какое-то время полагал, что имеет возможность принимать решения от имени всего народа. Но это положение чревато серьёзными последствиями в случае ошибки: чем выше тебя подняла волна народной поддержки, тем больнее падать с такой высоты. Слободану Милошевичу так и не смогли простить закрытия границы с Республикой Сербской в 1994 году и бездействия в кровавом августе 1995 года - и в 2000 году не хватило нескольких процентов до убедительной победы и этим воспользовались предатели. Воислав Коштуница предал всех, кому обещал поддержку - выдал Милошевича на расправу в Гаагу, бросил на произвол судьбы союзные югославские структуры на Космете, согласился в 2002 году с проведением фальшивого референдума о "независимости" Черногории и в итоге в 2003 году канул в небытие. Ему не досталась даже честь геройски умереть за Сербию, та честь, которой удостоился Слободан Милошевич (именно его смерть примирила с ним многих патриотов и заставила их переоценить свои позиции, но для страны было слишком поздно...). Борис Тадич считал, что евроинтеграция у него в кармане, он вёл себя крайне высокомерно, не считался со внутрипартийной оппозицией, выдавал сербских героев в Гаагу - и в результате потерпел крах.
Если Вучич согласится с "независимостью Косово", то его ждёт такая же (если не более горькая) судьба.
Напоследок скажем несколько слов о патриотическом лагере. Из 21 политического субъекта, участвовавшего в выборах, большая часть выступала с лозунгами разных патриотических оттенков (например, Движение за обновление сербской Монархии в своей партийной программе записало, что если вступление в ЕС будет обусловлено отказом от Космета, то в ЕС вступать не следует). Но именно раздробленность патриотических сил и не позволила им собрать те 20-25% голосов, которые в лучшие годы гарантировала себе Сербская Радикальная партия. Негативный результат избирательной кампании радикалов, на наш взгляд, объясняется именно упорным желанием единолично представлять патриотические силы страны. Очевидно, что добрая судьба Радикальной партии зависит от её способности заключать коалиции с небольшими патриотическими субъектами. Достаточно было договориться с "Заветниками", чтобы не испытывать головной боли по поводу прохождения в Скупщину. Вместе Шешель и Милица Джурджевич-Стаменковская набрали бы минимум 3,5% голосов. Их внешнеполитические программы не просто схожи - они идентичны. Шешель до сих пор мыслит категориями "большого общества" 1960-1990-х годов, но сейчас общество фрагментировано, и для того, чтобы пробиться в парламент, нужно либо использовать административный ресурс (как Вучич и Дачич), либо прилагать неординарные усилия для создания сетевой структуры (как сделала партия Dosta je bilo, прошедшая в парламент в 2016 г.), либо выдвигать неполитическую, медийно известную личность, как сделали руководители Патриотического союза, выдвинув первым номером в списке ватерполиста Александра Шапича. И Шапич в итоге получит не менее 11 мест в Скупщине.
Вокруг Ацо Шапича собрались бывшие функционеры национально-правых и правоцентристских партий (Сербской Радикальной партии - Марина Рагуша, "Двери" - Владан Глишич, отставной генерал - участник Отечественных войн 1990-х годов Светозар Андрич, бывшие члены партии Коштуницы ДПС и т.д.). Сам Шапич в многочисленных интервью подчёркивает, что Сербия категорически не должна соглашаться с "независимостью Косова", ибо "он не помнит, чтобы кто-нибудь в истории человечества добровольно отказывался от своей родной земли".
Так что пока можно сказать, что партия Шапича сделала заявку на отстаивание "твёрдой национальной линии" в вопросе о колыбели сербской христианской народности - той твёрдой линии, которой в предыдущем парламенте придерживались радикалы, "Двери" и отдельные функционеры правящей коалиции.
Пожелаем же успеха тем новым народным посланникам, для которых "српско становиште" (Мило Ломпар) является принципиальной позицией.
К.и.н. Алексей Поповкин.
Tags: Сербия
Subscribe

Comments for this post were disabled by the author