barjaktarevic (barjaktarevic) wrote,
barjaktarevic
barjaktarevic

Удивительно трезвый взгляд на положение в экономике и социальной сфере СССР

...К середине 80-х годов Советский Союз располагал мощной многоотраслевой экономикой, полностью обеспеченной практически всеми видами сырьевых ресурсов, кадрами ученых, инженеров, рабочих. Производственный потенциал был достаточно высокоразвитым и не был таким убогим, как это преподносится сейчас.
Но одновременно нарастали трудности в экономике, негативные процессы в обществе. Коренным образом менялись условия расширенного воспроизводства. Если в прошлом на развитие большое влияние оказывало использование экстенсивных факторов, то теперь на первое место выходили интенсивные.
К этому времени были практически полностью исчерпаны факторы, ранее определявшие развитие экономики,— вовлечение в общественное производство все возрастающей массы основных фондов, сырьевых и трудовых ресурсов. По этим показателям страна уже к началу 80-х годов подошла практически к пределу. Дальнейшее наращивание добычи нефти, газа, угля, руды, заготовки древесины определялись не самим фактором их наличия, а массой затрат, которые могли быть направлены на эти цели. Естественно, экономика не могла выдержать такой путь, не вступая в антагонистические противоречия с повседневными потребностями людей. С другой стороны, хозяйственная система оказалась неспособной к быстрому и эффективному освоению достижений научно-технического прогресса и отторжению малоэффективных технологий и производств.... Запущенность в области организации труда и его стимулирования влекла за собой падение трудовой дисциплины, текучесть кадров и, как следствие, нарушение технологии производства и низкое во многих случаях качество продукции. Правительство видело недостатки. Вёлся интенсивный поиск эффективных форм управления, однако уже в эти годы ученые-экономисты и многие практики не искали новых форм, характерных для отечественного материального производства, а всячески пытались копировать элементы капиталистической системы... Более того, работа по целенаправленной перестройке социалистической системы на основе использования ее сильных сторон и внедрения рыночных элементов была смята постепенным, но глубоко осмысленным курсом на ее уничтожение. Вторая половина 80-х годов характеризуется совершенно бездумным разрушением действовавшей системы хозяйствования, отказа не только от отживших или не оправдавших себя методов и организационных форм управления и хозяйствования, но и от тех из них, которые могли с успехом использоваться в дальнейшем. Так были парализованы, а потом полностью уничтожены плановая система, контроль и влияние на соотношение оплаты труда и его производительности, а следом вообще государственная политика в области денежного обращения. Даже созданный и внедренный механизм договорных отношений, резко повысивший ответственность поставщиков и потребителей (важнейший рыночный механизм), был разрушен, хотя впереди был рынок... В результате многоотраслевая экономика, имеющая сложнейшие внутренние и внешние связи, оказалась без управляющего и организующего механизма...
Байбаков Н.К. Бездумное разрушение и средства против него//Советская Россия, 22 октября 1992 г.
Это писал человек, бывший ближайшим сотрудником Косыгина, глава Госплана СССР. Так смотрел бы на перестройку сам Алексей Николаевич.
Как видите - не было в СССР ни молочных рек с кисельными берегами, ни сплошного дефицита (до конца 1980-х гг.) и прочих кошмаров. Для характеристики СССР, в частности, его экономики, не подходят ни розовая, ни чёрная краски. Увы, лишь единицы задумывались над тем, чтобы озаботиться поиском "новых форм, характерных для отечественного материального производства", поскольку за годы советской идеологической обработки было отбито желание искать отечественное, раз "Россия - тюрьма народов". Такие советские специалисты, как Байбаков, В. Фалин, Ю. Мелентьев, С. Ахромеев - интуитивно понимали, что есть русская цивилизация, что СССР не должен копировать США - как хотелось большинству членов Политбюро, начиная с Яковлева и Шеварднадзе. Даже Суслов, по свидетельству Ильи Глазунова, испытывал что-то похожее на чувство тоски по старому русскому пейзажу (хотя бы так!). Но "комплекс Джека Алтаузена" и Ефима Лакеевича Придворова оказался сильнее.
Tags: Младоросская альтернатива
Subscribe

Comments for this post were disabled by the author