?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

В Русско-японской войне нас поддерживали офицеры-добровольцы, дипломаты и военные врачи из Черногории, Сербии и Болгарии.
Подвиг черногорских добровольцев в Порт - Артуре и Жёлтом море достоин благодарной памяти. Князь Николай, именовавшийся "тестем Европы", породнился и с Российским Императорским Домом — его дочери Анастасия и Милица стали супругами Великих Князей Петра и Николая Николаевичей.
Газета «Новый край» со ссылкой на «Новую заставу» сообщает, что «Черногория организует отряд добровольцев, желающих принять участие в русско-японской войне. Чета в несколько сот человек будет вооружена, между прочим, черногорскими ятаганами, прославленными в рукопашных боях с турками».
В русской армии хорошо знали старика с короткою, седою окладистою бородой, окаймлявшей смуглое лицо, освещенное из-под нависших седых бровей проницательными живыми, добрыми глазами. Этого черногорца все называли дедушкой, служил он в отряде генерала Мищенко, был его другом, его телохранителем. Без бинокля, без зрительной трубы горца, благодаря прекрасному зрению, он видит лучше, чем его командир генерал Мищенко с помощью оптики. И подсказывает ему: Тут наши, там японцы. Звали черногорского воина Филипп Маркович Пламенац. А «дедушке» в 1904 году исполнилось уже 76 лет. С генералом он был неразлучен уже вторую кампанию. Все удивлялись выносливости генерала Мищенко и легкости, с которой он ходил по сопкам. - Я старый охотник и родился в Дагестане, шутил он. Пламенац не отставал от него ни на шаг: «Я всю жизнь по горам проходил». «И они шли с горы на гору, как горные козы, а мы едва поспевали за ними, обливаясь потом, томимые жаждой», рассказывал о друзьях Апушкин. После китайского похода Филипп Маркович поселился в Порт-Артуре вместе с генералом. Но едва началась война с Японией, продал свою фанзу, отдал деньги на Красный Крест и ушел к Мищенко. Его ввиду преклонного возраста не хотели брать в набег на Инкоу. Но «дедушка» сказал: «Пока я жив, не расстанусь со своим генералом». А самому генералу: «Если вы не хотите брать с собою Пламенаца, Пламенац сам себя возьмет».
«Вы знаете какой у нас дедушка? - сказал генерал - Недавно один снаряд разорвался от нас недалеко и я вздрогнул. Он хладнокровно вынул из кармана клочок ваты и, подавая мне, сказал: «На, генерал, заткни себе уши, чтобы не пугаться». Каков? Меня сконфузил!». А сам генерал был одной из, увы, немногих светлых личностей среди командования в русско-японской войне. Он воевал по-суворовски, любил русского солдата и солдат платил ему тем же.
« Вот наш «дедушка рекомендую, сказал мне генерал Мищенко, показывая рукой на старика в парусинной куртке без погон, сидевшего на фланге стрелявшей по японцам 1-й Забайкальской казачьей батареи и несколько впереди ее. Услыхав свое имя, он обернулся, и я увидал добродушное, загорелое в Корейском походе отряда и обросшее бородой лицо. Мы познакомились. Потом разговорились, хотя разговаривать с дедом не так-то легко, ибо речь его состоит из смеси черногорских слов с русскими.
Давно вы, дедушка, начали сражаться?
О давно, давно, ответил он мне тихим голосом, видимо, уходя мыслью в прошлое.
В первый раз пошел я на войну с турками в 49-м году... Потом в 51-м... Потом в 53-м, 54-м, 55-м, 57-м, 59-и, 60-м, 62-м...
Довольно, довольно, перебил я его, смеясь. Коротко сказать, вы всю жизнь провоевали?
А, да, да! засмеялся и он. - Только наши войны ведь какие прежде были! Сегодня перестрелка, а завтра все тихо и мирно... А потом убьют где-нибудь турки нашего юнака, или скот заберут, или наш юнак убьет где-нибудь на дороге какого-нибудь турка, и опять пошла война... Вот в 62-м году война была настоящая. Турки заняли всю Черногорию, жгли деревни, топтали жатвы и виноградники... А у нас было чуть не по пять патронов на ружье... Плохо было врасплох нас захватили...
Он замолчал, переживая в памяти прошлое, но к нему уже не вернулся.
Вот и теперь, продолжал он, приехал я сюда, чтобы не умереть в постели, а в поле, на войне, как следует юнаку, воеводе. Только вот что плохо, добавил он с оттенком печали, смерти перестал бояться. Прежде все боялся, а теперь перестал. Плохо, плохо!..
И он действительно бесстрастно сидел на батарее, под огнем, возле своего генерала и смотрел на сопки, из-за которых то и дело взлетали в голубое небо красивые белые клубы дыма рвущейся шрапнели. Эти маньчжурские сопки, по его признанию, напоминали ему горы родной Черногории. Без бинокля, без зрительной трубы, зорким глазом горца он отлично различает, где, наши, где японцы». В газете «Русское слово» от 2 марта (17 февраля)1909 года появилось следующее сообщение: «Похороны черногорского воеводы.
15-го февраля в Петергофе опустили в могилу тело знаменитого черногорского воеводы Пламенаца. Участник всех войн на Балканах за последние 60 лет, Пламенац при начале китайской войны отправился из Черногории в Китай и сделал всю кампанию в летучем отряде П.И.Мищенко, бывшего тогда еще полковником. Шесть раз раненый на Балканах, Пламенац после китайской войны проделал и всю японскую, удивляя товарищей храбростью и хладнокровием. По окончании войны он вернулся в Россию, украшенный четырьмя георгиевскими крестами и произведенный в офицеры. Он скончался 82-х лет». (Соб. корр.).
(Информация о Пламенаце взята отсюда : http://ruskline.ru/analitika/2010/01/14/pod_russkim_styagom/)
Из черногорских офицеров также можно упомянуть Антона Гвозденовича, «генерала трёх армий» и видного дипломата.
28 июля 1904 года во время сражения в Жёлтом море (тогда погиб и адмирал Витгефт) пал смертью храбрых штурман эскадренного миноносца "Цесаревич" лейтенант Сергей Васильевич Драгишевич — Никшич.
Формой помощи Черногории России стало безплатное размещение раненых и детей солдат, погибших на Русско - японской войне, на курортах Адриатического моря.
Необходимо отметить особую роль выходцев из южнославянских земель в освоении Дальнего Востока. Назовём двух - Александра Иосифовича Юговича (1842 - 1925 гг.) и Дмитрия Леонидовича Хорвата (1858 - 1937 гг.). Александр Югович принадлежал к знаменитому роду, прославившемуся в битве на Косовом Поле (1389 г.). В окрестностях Косова Поля до сих пор существует селение Девять Юговичей. И российский Югович был достоин славы своих предков. В 1897 — 1903 годах он занимает должность главного инженера строительства Китайско — Восточной железной дороги. Под его руководством построено было более 2500 км путей, 9 туннелей и 7 мостов; Сунгаринский мост превзошёл размерами Енисейский - гениальное творение Лавра Проскурякова, а Хинганский тоннель вообще не имеет себе равных по длине и сложности прокладки на всём Великом Сибирском пути. Строился Хинганский тоннель в чрезвычайно сложных инженерно - геологических условиях. Чёткая и грамотная организация строительства, рациональная технология проходки позволили соорудить тоннель всего за 2,5 года. Увенчанием трудов Юговича в Дальней России стала "Хинганская петля" между Гаолинцзы и Шатоухэцзы. Подрядчик В. Ф. Ковальский вспоминал: "Приходилось и земляные работы делать, и скалы рвать динамитом. Главное — работа была срочная. Инженер Югович требовал чтобы "Петля" в 1903 году была готова во чтобы то ни стало. Дорогу нужно сдавать в эксплуатацию... Торопил меня Югович ужасно". На то была веская причина — Югович знал, что японцы в 1902 году уже начали готовиться к войне! И он сделал невозможное — опередил японцев. К 1903 году дорога была готова. Если бы наши военачальники имели расторопность этого инженера — серба, итоги Русско — японской войны были бы иными...
Дмитрий Леонидович Хорват происходил из сербских земель, находившихся под властью Габсбургов. Иван Хорват - Куртиц прибыл в Россию по приглашению Императрицы Елизаветы Петровны в 1751 году вместе с 218 соотечественниками — сербами и в 1754 году заложил на реке Ингуле крепость Елисаветград (ныне Кировоград). "В Заднепровье, в местечке Новая Сербия бывший австрийский полковник — лихой рубака по фамилии Хорват формирует Пандурские части из обрусевших сербов. Казачьи части сербов вскоре превращаются в пандурских гусаров". Его потомок — Дмитрий Леонидович Хорват в 1902 — 1918 годах в чине генерал — лейтенанта управлял Китайско — Восточной железной дорогой. Дмитрий Леонидович получил хорошее образование в Николаевской инженерной академии, затем прошёл на Закасапийской дороге путь от десятника и помощника машиниста до её начальника. В 1915 году китайцы, с которыми Хорват установил доверительные отношения (спустя всего 14 лет после ихэтуанского восстания), поставили ему прижизненный памятник.

В Русско — японской войне участвовали сербы не только из Черногории, но и из Королевства Сербии.
Порт-Артурская газета «Новый Край» в номере за 14 февраля 1904 года сообщрлр, что «Бывший кавалергардского полка штабс-ротмистр князь Арсений Карагеоргиевич определен в Первый Нерчинско-Забайкальский полк».
В начале войны князь Арсений отправился в отряд Мищенко, чтобы «повоевать по-настоящему».
В докладе сотрудника разведотделения штаба Манчжурской Армии капитана Винекена ( впоследствии – одного из немногих офицеров, сохранивших верность Св.Царю в феврале 1917 года) от 8 апреля 1905 года упомянут поручик С. П. Субботич, имевший тесные связи с двором Карагеоргиевичей. Субботич вызвался отправиться с секретной миссией в Японию и успешно выполнил задание русской армии.
Можно упомянуть ещё одного серба, деятельность которого
непосредственно связана с Русско - японской войной. Это генерал Череп -Спиридович (скончавшийся в 1926 году), в начале 1900-х годов бывший генеральным консулом Сербии в Москве. В январе 1905 года его "Славяно - Латинское агентство" сообщило из Парижа о субсидирования японцами "русского революционного движения". Эту информацию перепечатало "Новое время", вызвав бурю возмущения в"освобожденческих кругах".
Славянский мир сочувствовал русскому воинству.
В Порт-Артурской газете «Новый Край» от 27 марта 1904 г. читаем: «Группа молодых болгар выехала из Софии в Одессу. Они на собственные средства решили ехать в Манчжурию, чтобы вступить в ряды русской армии».
Среди добровольцев был предок известного современного болгарского певца Бисера Кирова.
Болгарский моряк Димитр Добрев (1868–1944 г.), учившийся в России, в апреле 1904 года перевёлся в действующий Русский Императорский флот и участвовал впоследствии в Цусимском сражении.
На выставке, проходившей летом 2007 года в Москве и посвящённой памяти Свв. Царственных Страстотерпцев, экспонировался патриотический плакат 1904 года с портретом болгарской доброволицы Йовчевой.
Помощь раненым в 1904-1905 годах оказывала Принцесса Элеонора Рейсс, в будущем – Супруга Царя Фердинанда.
Болгарские русофилы организовали несколько благотворительных концертов в пользу русских раненых в Манчжурии. На Дальний Восток отправилась Болгарская медицинская миссия во главе с доктором Димитром Кирановым. Начальник миссии получил благодарность от Российского Императорского правительства.
В помощи русским воинам участвовало семейство доктора Йордана Браделя – выпускника Императорского Московского университета, одного из основателей системы здравоохранения
Независимой Болгарии.
Православные славянские народы всецело сочувствовали России, защищавшей национальные интересы на Дальнем Востоке, добровольцы с Балкан проливали кровь за нашу Родину.
Некоторым побуждением к участию в Русско - японской войне для юго — славян было и то, что в ней участвовали многие военачальники, освобождавшие Балканы в 1878 году. Сербы, болгары и черногорцы, таким образом, как — бы отдавали моральный долг России.

ПЕРЕПОСТ НАСТОЯТЕЛЬНО ПРИВЕТСТВУЕТСЯ!!

Comments

( 1 comment — Leave a comment )
sidimi_man
Feb. 16th, 2012 05:28 pm (UTC)
О болгарских добровольцах
Добрый вечер!
В подтверждении Ваших слов: давненько в сети нашел фото "Болгарка Зорька Илiова, героиня-повстанка, отправляющаяся добровольцемъ въ дъйствующу армiю на Дальнiй Востокъ". Мне кажется это было из журнала "Искры" 1904г. Ссылку дать не могу, не осталось данных, но фото есть. Могу переправить Вам.
( 1 comment — Leave a comment )

Profile

РЛ
barjaktarevic
barjaktarevic

Latest Month

December 2018
S M T W T F S
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031     

Tags

Powered by LiveJournal.com
Designed by Tiffany Chow