Category: дети

Category was added automatically. Read all entries about "дети".

Бока

Лидице зовёт меня...

"9 июня 1942 года в деревне Лидице насчитывалось пятьсот человек, стояло сто домов. В одном из них жила вдова Бендова, ее дочь Мария с мужем и их полуторагодовалый сынишка. Это был последний день существования Лидице, небольшой чешской деревни, уже триста лет стоявшей на земле.
За две недели до этого трагического дня, 27 мая, в Праге был убит шеф рейхспротектората Чехии и Моравии Рейнхард Гейдрих.
Германская карательная машина действовала с жестокой методичностью. По всей стране в конце мая и начале июня прокатилась волна арестов, пыток и казней. Однако «обычных» ответных мер фашистам было мало. Им хотелось устроить какое-то поистине устрашающее и памятное действо. В качестве объекта они выбрали Лидице. Стереть деревню с лица земли — такое задание получил прибывший сюда под вечер 9 июня крупный отряд гестаповцев...
— Почему именно Лидице? — спрашиваю я у Марии Ярошевой.
Мы сидим с нею в кабинете председателя Лидицкого национального комитета, главы местной власти. За окном весна 1975 года. Яркие лучи солнца заливают-деревенскую площадь с ее новым Домом культуры, магазинами, рестораном, парикмахерской и главной точкой, доминантой площади — памятником самым маленьким жертвам лидицкой трагедии, детям...
...К вечеру 9 июня 1942 года деревню оцепили со всех сторон. Впускали любого, выйти нельзя было ни одному. Тех, кто работал в ночную смену и уже ушел из дому, арестовали прямо на заводах. Незадолго до полуночи всех женщин и детей согнали в школу. Мне было тогда 22 года. Уставясь на знакомую стену класса, я прижимала к сердцу своего маленького сынишку и с тревогой думала о том, чем все это кончится. Мужчин, среди них трех 15-летних мальчуганов, держали отдельно, во дворе одного крестьянина. Где-то там находился и мой Иозеф, которого я не видела с тех пор. Уж после войны мы узнали, что все они расстреляны. Там же, в Лидице, 10 июня 1942 года. Их было 192 — лидицких мужчин от 80 до 15 лет.
А лидицких женщин и детей ждали новые испытания. Их повезли на грузовиках в Кладно.
— По дороге, — продолжает Мария Ярошева,— кто-то крикнул: «Деревня горит!» Мы все оглянулись и увидели столб огня над Лидице. Высокий, уходящий в небо. «Зачем вы с отцом строили дом?»—спросила я у матери. Она только плакала...
В Кладно врачи в эсэсовской форме провели дотошное, педантичное обследование всех детей. Тех, кто имел отчетливо выраженные «арийские» черты, решено было отдать на «перевоспитание» в примерные германские семьи. Остальные погибли в газовой камере. 88 из 105 лидицких ребятишек. Среди них и маленький Яромир Зеленка, которого сочли типичным славянином.
Женщин, у которых отняли детей, мужей, дом, родину, отправили дальше, в концентрационный лагерь Равенсбрюк. Там они пробыли до апреля 1945 года. Быстрое наступление Советской Армии избавило их от дальнейших мук. Не все дожили до освобождения. Погибла в концлагере и мать Марии.
Еще на пути домой женщины узнали, что Лидице больше нет, что фашисты не оставили там даже печной трубы. И все же каждая рвалась сюда, домой. Наступил час, когда они предстали перед аккуратно запаханным полем.
Не было даже деревенского кладбища. Позднее в эсэсовских архивах была обнаружена страшная фотография, сделанная самими карателями. Я видел ее, эту визитную карточку фашизма. Гестаповцы достают из старых могил гробы, чтобы бросить их под гусеницы танков. Не оставить ничего, вырвать дерево вместе с корнями...

Граждане деревни решили сами возродить лидицкий пруд— подарок детям, родившимся после войны. 22 тысячи часов отработали они в добровольных бригадах, чтобы возле деревенских домов, как и раньше, плескались ласковые волны.
Участвовали жители в сооружении мемориала, рассказывающего о трагических июньских днях 1942 года. Лучшие художники, скульпторы, архитекторы республики создавали этот памятник.
«Строя мемориал,— говорит мне Мария Ярошева, — мы позаботились о сохранении первого памятника Лидице. Его установили наши советские освободители. Высокий крест из двух опаленных деревьев и терновый венок из колючей проволоки...»

Устинов Г. Сегодня и каждый день.//Работница. №5. 1975. С. 10-12
портрет

Материалы о поездке Княгини и Королевны Сербской Елены Петровны по югу России в конце января 1917 г.


«Прибывший с сербской королевной Спалайкович в беседе с нашим корреспондентом сказал, что в Елисаветграде они знакомились с положением сербских 2000 беженцев и 300 детей. Безконечное горе этих беженцев смягчено тёплой отзывчивостью русских. В Одессе принимаются меры к проведению дальнейшего обезпечения нужд сербской колонии. Спалайкович приветствует население Одессы за его сердечное отношение к себскому делу» (Сербские беженцы//Утро России. – 1917. – 30 января).
«Цель приезда сербской княгини Елены Петровны в Одессу – ознакомление с положением нескольких тысяч проживающих в Одессе сербских беженцев и детей, помещённых в отдельные приюты. Сопровождающие княгиню лица сообщают, что в Елисаветграде, откуда они приехали, сербские дети находятся в хороших условиях. Правительство Сербии главнейшей задачей считает заботы о детях, которым придётся возвратить страну и восполнить громадную убыль последних лет , вытекающую из зверств неприятеля, уводящего женщин и детей в плен вытравляющего всё, напоминающее сербов. Во всех союзных странах, приютивших сербов (например, в Греции и во Франции, наряду с Россией – А.П.), принимаются меры к сосредоточению на местах беженцев и к воспитанию детей в духе славянства. Сегодня городская дума и штаб чествуют гостей. Сербские дети выступят в концертном отделении». (Телеграммы//Речь. – 1917. – 30 января).
портрет

Сербские школы в России (1915-1918).

В сентябре 1915 года часть населения Текии, Кладова, Неготина и придунайских сёл бежала от наступавших германо-австро-болгарских войск в Румынию. Беженцы поселились в Турну-Северине, где о них старался заботиться комитет во главе с русским военным агентом полковником (в то время – капитаном 2-го ранга) С.М. Ратмановым (1874-1918/1919). Однако, сил и средств не хватало. Согласно документам РГИА, Морской Генеральный штаб командировал профессора С. И. Залесского в начале июля 1916 года в распоряжение начальника дунайской Экспедиции Особого Назначения (ЭОН) контр-адмирала М.М. Весёлкина, который возложил на него обязанность исследовать на месте положение сербских беженцев на территории Румынии, сосредоточившихся главным образом в Турну-Северине.
«При выполнении этого поручения профессор Залесский обратил внимание на исключительно тяжёлое положение детей беженцев. В уверенности, что Россия не откажет в помощи, господин Залесский принял прошение родителей, пожелавших устроить своих детей в русских учебных заведениях» (Письмо товарища Министра Народного Просвещения Шевякова попечителю Одесского учебного округа П.Н.Соковнину, 3 сентября 1916 года//РГИА. Ф. 733. оп. 196, ед. хр. 1076. Л. 3-3 об).
В августе 1916 года Румыния вступила в войну на стороне Антанты. Военные события для неё развивались неблагоприятно, в стране появились свои беженцы, так что сербы ушли в далёкий, как им казалось, тыл – в Россию.
Всего помощи ожидали по состоянию на 5 сентября 1916 г. 47 человек в возрасте от 9 до 18 лет (Памятная записка// Там же. Л. 13).
Около 2000 беженцев поселились в Елисаветграде. Несколько ранее, около 100 сербских детей увёз в Одессу профессор Джордже Джорджевич.
Утром 2 октября 1916 года в Одессу прибыли беженцы в сопровождении учителя Пермской духовной семинарии Георгиевича (вероятно, речь и идёт о Джорджевиче), студента Вучковича и двух сестёр милосердия.
Медицинский осмотр дал такие результаты: 10 чесоточных, одна коростливая, 6 со стригущими лишаями, один дифтеритный и один тифозный «с преобильным количеством паразитов». Одесский Комитет помощи борцам за Родину выделил 1000 рублей безвозмездно, 2000 в виде кредита. Кроме того, Комитет прислал 50 пар носков. Вторая мужская гимназия Одессы прислал 29 пар чулков, 2 шинели, немного белья, детские игрушки и книжки (Письмо попечителя Одесского учебного округа Соковнина министру Народного просвещения от 27 октября 1916 года. С прил. //Там же. Л. 26).
Консул Г.М. Цемович обратился за помощью к Императору Николаю II, и наш Государь распорядился об основании особого интерната для сербских сирот. В Одессе, при поддержке местных благотворителей, был образован «Сербский пансионат», включённый в систему Татианинского комитета. Комитет Святой Великой Княжны Татианы Николаевны на заседании 28 октября 1916 года выделил единовременно 15 тысяч рублей на нужды 172 беженцев, затребовав для остальной суммы подробную смету (Письмо А.Б.Нейдгардта министру народного просвещения графу Игнатьеву от 2 ноября 1916 года. //Там же. Л. 22-22 об.)
В конце периода его существования, в нём находилось от 50 до 70 учеников младших классов, 60-80 – средних и старших классов и около 10 учеников и учениц, размещённых в различных ремесленных училищах. Управлял пансионатом Светислав Николич из Княжевца. При пансионате работала сербская четырёхклассная основная школа, сербские дети также посещали Первую, Вторую и Четвёртую гимназии, училище Св. Павла и ремесленные школы.
В Елисаветграде также функционировал открытый на русские средства пансион, под руководством учительницы Живкович из Неготина. Как в Одессе, существовала сербская основная школа, где воспитывалось около 160 учеников. В Елисаветграде был общественный комитет под председательством барона Медема , заботившийся о беженцах. Здание для сербов было реквизировано. Дочь сербского короля и невестка Великого Князя Константина Константиновича Елена Петровна передала на нужды беженцев 40000 рублей.
7 девочек зачислены, по распоряжению Соковнина, в городскую женскую гимназию, большинство оставшихся – дошкольного возраста (Письмо попечителя Одесского учебного округа в департамент Народного просвещения от 7 февраля 1917 года.// Там же. Л.№32 об.).
Соковнин ассигновал 5600 рублей на нужды сербских детей.
Положение сербских детей, значительная часть из которых была навсегда лишена попечения родителей (погибших от голода во время «похода смерти» 1915-1916 гг.), стало ухудшаться после февральской революции 1917 года. Вот что об этом писал сербский посланник в Петрограде М. Спалайкович министру народного просвещения Временного правительства С.Ф. Ольденбургу 2 августа 1917 года:
«В сентябре прошлого года было перевезено из Румынии в Одессу 187 сербских детей-беженцев для поступления в русские учебные заведения и получения соответствующего образования. Дети эти были устроены в двух приютах, мужском и женском, получающих необходимое содержание из бывшего Татьянинского комитета. Благодаря усердному старанию попечителя Одесского учебного округа и инспектора Второй Одесской гимназии, ученики и ученицы были поставлены в довольно хорошие условия и дана им возможность получать образование в одесских учебных заведениях Министерства Народного Просвещения.
В виду того, что городское Одесское управление отказало в дальнейшем предоставлении помещения для приютов, и что сумма, полученная из бывшего Татьянинского комитета, уже через месяц будет израсходована, то Королевская Сербская Миссия покорнейше просит господина министра не отказать в любезности содействовать к тому, чтобы сербские ученики и ученицы –беженцы и в течение 1917-1918 учебного года оставались на прежних условиях в своих приютах…..» (Там же. Л. 33). Однако, ситуация продолжала осложняться.
После революционного развала фронта и начала наступления войск Четверного союза на юг России, руководители Сербского пансионата в Одессе и образовательного центра в Елисаветграде приняли решение двигаться дальше вглубь России. Сербские дети и учителя встретились в Самаре. Среди учителей было двое граждан Австро-Венгрии из Воеводины, которые опасались, что советская власть по Брестскому договору выдаст из Вене, что означало долгое тюремное заключение, а в худшем случае – смерть. Поэтому восстание Чехословацкого корпуса было воспринято сербами как шанс избежать выдачи врагу. В июле 1918 года сербские дети и часть учителей оказались в районе Транссиба, на станции Мальта. В крайне тяжёлых условиях школьные занятия были возобновлены.
«Странствующая школа» через Бийск и Иркутск достигла Владивостока (в Иркутске учителя и школьники исповедовались и причащались в вагоне-церкви)... А затем, морским путём, совершив почти кругосветное путешествие, сербские дети со своими наставниками вернулись на разорённые «огништа» (данная информация взята из статьи (на серб.яз) Ковачевиh О. Путуjуhа школа. Извештаj профессора Милоша С. Московльевиhа о српским hацима у Русиjи за време Првог светског рата. Московльевиh М. Наши hаци у Русиjи (1919. г.)//Андриhев институт. Историjске свеске. – 2014., новембар. – Бр. 11. С. 25-31).
Сербия была только что (осенью 1918 года) освобождена от немцев и их прислужников. Проведшие месяцы на руинах великой державы, в голоде и холоде, едва избежавшие смерти в горниле русской Гражданской войны, сербские дети были счастливы увидеть родные города и деревни, которые, впрочем, тоже представляли собой развалины. Вскоре к делу восстановления социальных институтов Сербии, начатому вернувшимися с Корфу, из Романова-на Мурмане и Владивостока беженцами, подключатся и русские эмигранты. Опыт самоотверженного сохранения школьного организма вопреки всем окружающим обстоятельствам будет повторён русскими гимназиями и кадетскими корпусами, часть которых укоренится в Королевстве Сербов, Хорватов и Словенцев в 1920-1922 гг. Но всё же первопроходцами в этом деле были сербы.
портрет

Вчера исполнилось 130 лет со дня рождения Сергея Николаевича Дурылина

Оригинал взят у aselajn в post
Вчера исполнилось 130 лет со дня рождения Сергея Николаевича Дурылина (1886–1954) — философа, богослова, учёного, писателя и поэта, историка театра, священника, педагога. Его жизнь была наполнена драматическими событиями: арест в 1924 году, Бутырская тюрьма, две ссылки; из последней он возвратился только в 1934 году… Долгие годы не переиздавались даже его филологические труды, вышедшие в первой половине XX века.




***
«Я родился в Москве, «в день, всегда постный», в Воздвиженье животворящего креста, в самое время, когда у Богоявленья, что в Елохове, заблоговестили в большой колокол, к поздней обедне, - стало быть, в 9 часов утра. … <…> Шестеро моих единокровных сестёр и четверо таких же братьев ушли в церковь, а я, как только они ушли, и родился. В доме была - что было редкостью - полная тишина, а в окна лился тугой, добротный благовест.
-----------------------------
Дурылин С.Н. «В родном углу» Часть 3.

«Самые великие русские богословы были няни. .. Няня ставила меня перед Образом -«Семь спящих отроков» - с всегда горящей лампадкой, - и учила шептать молитву: «Ангел мой хранитель! Сохрани меня и помилуй, дай мне сна и покою и укрепи мои силы». Этой молитвы нет ни в каких молитвенниках. Её сложила сама няня, для нас, детей…. И если б случилось, что я забыл все молитвы, я не забуду этой… Как всё в ней свежо, как просто, целомудренно-кротко, - сколько любви к тому, для кого она сложена, и сколько прямой веры к Тому, к Кому обращена!...»
(Моя няня Пелагея Сергеевна умерла в 1908 году на Пасхе, 17 апреля)
"В своем углу"

«Душа не имеет своей истории; душа имеет свои волны - есть приливы и отливы в душе. Иногда её мель так печальна, так пуста и длинна, что лучше какая угодно буря, шторм, только чтоб прикрыть эту песчаную мель с гниющими водорослями… Но не только бури, но и прилива приходится ждать… долго ждать. Впрочем, говорят, что и из водорослей добывается нечто полезное, йод».

«…Кот играет с собакой, собака - с ним. Она уступает ему пить молоко. Он лижет ей морду. А она его.
«Живут как кошка с собакой». Ещё одна глупость про животных.
Животные - для нас не меньшая тайна, чем ангелы.
А что они молчат - так это счастье, это делает общение с ними прекрасным наслаждением: никогда не надо опасаться, что они заговорят про Чемберлена или Демьяна Бедного».
Томск. 31 янв. 1928

Collapse )
портрет

Я признаю, добровольно и в трезвой памяти, что я - мракобес.

И поэтому я - против проведения выставки старого педофила в Москве.
Я против того, чтобы те взгляды, которые пропагандируются на этой выставке, считались ещё одним вариантом нормы - как это приняло "молчаливое большинство" на Западе.
Я считаю, что мы должны очень тщательно изучать то, что приходит к нам с Запада (в широком смысле, а не географическом - Южная Корея и Япония тоже "запад"). Подобная фото- и кинопродукция будет пытаться пробиться к нам и в дальнейшем. Но лучше закрыться от мiра, чем отдать своих детей "стёрджесам".
Допустим, мы видели во сне или выдумали все это: деревья, траву, солнце, звезды и даже Аслана. Но тогда выдумка лучше и важнее реальности. Допустим, это мрачное место и есть единственный мир. Тогда он никуда не годится. Может, мы и дети, играющие в глупую игру, но четверо детей создали игрушечный мир, который лучше вашей реальной ямы. Я не предам игрушечного мира. Я останусь с Асланом, даже если Аслана нет. Я буду жить как нарниец, даже если нет Нарнии.
Клайв С. Льюис. Серебряное кресло
http://itmydream.com/citati/book/klaiv-lyuis-hroniki-narnii/4
И у меня пожелание к тем, кто захочет выступить адвокатом дьявола, пардон, мистера Стёрджеса.
Представьте,что это ВАШИХ обнажённых детей-подростков сфотографировали и придирчиво рассматривают в выставочном зале.
Если вас не вывернет наизнанку от одной мысли, что это произойдёт, то вы - не люди, а существа другой породы.
А.П.
портрет

Церковь св. Порфирия и христианское кладбище в Газе подверглись атаке израильской авиации

В результате обстрела зданию церкви причинен значительный урон, уничтожены надгробия кладбища, сообщает Reuters и ряд палестинских СМИ. По данным Reuters, из-за обстрела израильской авиации под удар попала сама церковь, были повреждены могилы.
Большинство погибших и пострадавших в районе Шеджайя – женщины и дети.
«Мы открыли двери церкви, чтобы помочь людям. Это обязанность Церкви, и мы стараемся делать всё, что можем, чтобы помочь им», — сказал архиепископ Алексий в интервью Reuters. «В начале их было ок. 600 человек, а сегодня уже 1000 – в основном женщины и дети», — сообщил архиепископ.
В Газе проживает ок. 1400 христиан – православных, католиков и протестантов. Они живут среди 1.8 млн. мусульман, составляя всего 0.08% населения Сектора Газа.
http://www.sedmitza.ru/text/4928920.html
портрет

«Ребёнок должен расти в традиционной семье!»

Оригинал взят у russlink в «Ребёнок должен расти в традиционной семье!»
Оригинал взят у ruskline в «Ребёнок должен расти в традиционной семье!»
08:31 09.10.2013 «Ребёнок должен расти в традиционной семье!» Воронеж присоединился к Всероссийской акции против гендерного законодательства... В поддержку Всероссийской акции против гендерного законодательства 6 октября в Воронеже местным отделением МОД «Семья, Любовь, Отечество» был проведен пикет совместно с отделением движения «Народный Собор», сообщает пресс-служба Воронежского отделения. Место пикета было выбрано традиционное для акций патриотов – площадка перед магазином «Детский Мир». Активисты держали плакаты: «Ребёнок должен расти в традиционной семье!», «Разрушая семью, лишают будущего» и др., раздавали листовки с информацией об опасности внедрения гендерной идеологии в мире и принятия гендерного закона в России, собирали подписи за его отклонение …

( Читать далее... )


Манифест герцога и герцогини Анжуйских

Оригинал взят у habanerra в Манифест герцога и герцогини Анжуйских
Оригинал взят у edward_tradв Манифест и новые фотографии герцога и герцогини Анжуйских
Originally posted by marisolsat Манифест и новые фотографии герцога и герцогини Анжуйских
В прошлом месяце Луи-Альфонс де Бурбон Капетинг герцог Анжуйский (Людовик ХХ) и его супруга Мария-Маргарита посетили поминальную службу в Версале и концерт в честь 220 годовщины смерти Людовика XVI.

10

Фотографии под катом.
Также герцог Анжуйский выпустил манифест в связи с намеринием французского правительства узаконить однополые «браки» и разрешить таким парам усыновлять детей. В манифесте герцог выразил обеспокоенность по поводу того, что политический мир поставил под сомнение универсальное и вневременное учреждение, которым является Семья. Говоря о сложившейся ситуации, он подчеркнул, что наша общая история и история Франции,
Collapse )