Category: история

Category was added automatically. Read all entries about "история".

Реймсское (Сазавско-Эммаусское) Евангелие

Реймсское (Сазавско-Эммаусское) Евангелие, или Евангелиар Св. Прокопия и Св. Иеронима — славянская рукопись, содержащая евангельские отрывки для Богослужения по древнерусскому православному обряду — с 1574 года находится в священном городе Французских Королей, Реймсе. Немногие книги в истории человечества считаются столь же таинственными, как «Евангелие присяги», или Texte du Sacre. Манускрипт состоит из двух частей — одна написана кириллицей, другая — глаголицей. Единственная дата, содержащаяся в тексте — 1395 год, в этом году переписчик Прокопий из Праги уже работал с обеими частями книги. Однако, Прокопий знал, что кириллическая часть- значительно древнее. Вацлав Ганка считал, что кириллическая часть была подарена Эммаусскому монастырю в Праге, основанному Императором Священной Римской Империи и Королём Чехии Карлом IV, в середине XIV века, и уже в Праге обе части были соединены. Евангельский текст на глаголице написан хорватскими монахами из Далмации, получившими приют в Праге после того, как их изгнали с берегов Адриатического моря венецианцы. Текст на кириллице был принесён в Прагу из Венгрии, вероятно, в то время, когда Чехия и Венгрия находились под управлением родственных владык. В Венгрии русские монастыри существовали в X – XIII веках, они были тесно связаны с Киевом, Новгородом, Галичем и Св. Горой Афон. Профессор Варшавского университета Паплонский отмечал влияние на кириллический текст сербских и болгарских книг. В 1451 — 1452 годах последователи Яна Гуса (чашники) вели переговоры с Константинопольским Патриархом о восстановлении в Чехии православной иерархии, уничтоженной Спитигневом II в 1055 году. В качестве доказательства своей древней принадлежности к Православию, чехи привезли в Константинополь Евангелие из Эммаусского монастыря. В 1453 году Константинополь взяли турки, и чешские послы не смогли вернуться домой. Евангелие осталось в Стамбуле, где в 1550-е годы его нашёл кардинал Лотарингский, один из организаторов католического собора в Тренто (Триденте). В 1574 году, накануне Пасхи, кардинал пожертвовал драгоценную рукопись собору в Реймсе. В 1662 году оно впервые упоминается в описи собора, в 1669 году о нём уже говорится как о реликварии (хранилище Святынь): к позолоченной серебряной обложке Евангелия, на лицевой стороне, был прикреплён ковчег с частицей Животворящего Древа Креста Господня, а также с мощами святых Апостолов Петра и Филиппа, Папы Сильвестра (почитавшегося в Чехии и Моравии), Кирилла, Марфы и Маргариты. В XVIII веке кардинал Лотарингский носил славянское Евангелие на груди во время процессий с участием Короля Франции, Король прикасался к Животворящему Древу на крышке Евангелия, произнося клятвы во время Коронации. Увы, никто из французских учёных и епископов не мог прочитать текст, буквы считали индийскими, сирийскими, эфиопскими, пока в 1717 году Пётр Великий не разрешил эту загадку. Пётр, а затем в 1726 году князь Куракин, свободно читали кириллическую часть Евангелия, но не смогли понять написанную на глаголице. Лишь в 1789 году англичанин Форд-Хилл сделал правильный вывод о происхождении таинственных письмен. В 1793 году революционеры — грабители разорвали кириллическую часть пополам, желая поживиться золотом и драгоценными камнями, оторванные 17 тетрадей отправили в огонь. Русский путешественник Тургенев нашёл остатки рукописи. В 1896 и 1901 году Св. Государь Николай II поклонялся Реймсскому Евангелию и принял в дар издание текста. В 2021 году Евангелие, великий «исторический и национальный памятник Франции» (Л. Де Мас-Латри) прибыло в Москву.
А.П.
Краткий текст выступления на "Душевной вечере"
РЛ

«Выше забвения и сомнительности...». К Александровскому орденскому празднику.

Орден Св. Александра Невского в России в 1725 — 1816 годах.

Орден в честь небесного покровителя новой столицы Император Пётр Великий задумал, как гласило семейное предание в роде Романовых, во время подготовки к походу на Персию. Однако, осуществить свой замысел монарх-реформатор не успел, и задумку воплотила в жизнь его супруга и преемница, Екатерина Первая. Самое раннее по времени награждение новым орденом приходится на май 1725 года. Оно было приурочено к свадьбе Царевны Анны Петровны (сестры будущей Императрицы Елизаветы) и Герцога Голштейн-Готторпского Карла-Фридриха (от этой семейной пары происходят все ныне живущие потомки Царской и Императорской династии Романовых). Ордена «на пунсовом банте» получили, в том числе, два генерал — лейтенанта и девять генерал-майоров, а также флотские начальники (Описание о браке между Её Высочеством Анною Петровною, Цесаревною Всероссийскою, и Его Королевским Высочеством Карлом-Фридрихом, Герцогом Голштейн-Готторпским, 1725). Примечательно, что двое из награждённых имеют определённое отношение к Икорецкой верфи — М.Х. Змаевич был отправлен в Воронеж для восстановления верфей при Анне Иоанновне (в Воронеже ему установлена мемориальная доска), а Наум Сенявин воспитал сына — моряка, Алексея, тоже Александровского кавалера, строителя судов на Икорце.
Орден Св. Александра Невского воспринимался как династический. Подобно Андреевскому кресту и ордену Св. Екатерины, орден Св. Александра не имел младших степеней. И Пётр Второй, и Елизавета Петровна, и Анна Иоанновна производили награждения Александровским орденом, но теперь уже не только за военные подвиги — например, Савва Владиславич-Рагузинский получил орден 4 января 1728 года за заключение выгодного для России договора с Китаем. Пётр Второй приглашал к обеду Александровских кавалеров во время праздника 30 августа (10 сентября), как о том свидетельствует герцог Лирийский. В 1740 году, по итогам успешной для России войны с Турцией, «повелено было от Её Императорского Величества (Анны Иоанновны) поднести на больших золотых блюдах кавалерии (ленты) ордена святого Александра Невского с принадлежащими до того звёздами, которыми Её Императорское Величество ниже следующих персон пожаловать, и сколько их при том ни было, на всех оные кавалерии сама накладывать изволила. И так приняты тогда в помянутый кавалерский орден … князь Никита Трубецкой и барон фон Люб(е)рас; господа тайные советники и сенаторы Василий Новосильцов и граф Платон Мусин-Пушкин; камергер граф фон Минних; граф Фёдор Остерман...,и действительный статский советник господин фон Бреверн» (Продолжение о мирном торжестве // Примечаний на Ведомости часть 31 и 32... Апреля 15 дня, 1740 года. - С. 122)
...Эпоха Екатерины Великой ознаменовалась блистательными победами — почти во всех своих военных предприятиях Императрица имела успех. Она повелела наградить орденами Св. Александра Невского двух легендарных полководцев — будущего князя Италийского, Александра Васильевича Суворова-Рымникского (рескрипт от 20 декабря 1771 года, за разгром войска польского гетмана Огинского) и князя Михаила Илларионовича Голенищева-Кутузова-Смоленского, (6 сентября 1790 года). Внук Екатерины Второй, Император Александр Благословенный, прославил своё царствование победой над общеевропейским завоевателем, Наполеоном Бонапартом. 30 августа 1813 года Митрополит Санкт-Петербургский Амвросий освятил в Александро-Невской лавре воинские медали в воспоминание 1812 года. Обращаясь к солдатам и офицерам, Митрополит сказал: «Вы оправдали святость веры, наказав богохульного и святотатственного врага: се и вера благословляет и освящает награду ваших подвигов, и прияв сии победительные знамения из державных рук Благочестивейшего Александра, преподаёт вам, яко через священные руки Блаженного Александра Невского» (Речь, по освящении медалей, говоренная Преосвященным Амвросием Митрополитом Новгородским и Санкт-Петербургским, 30 августа 1813 года в Александро-Невской лавре//Сын Отечества. 1813. № XLI. - С. 90). Орденом Св. Александра награждали не только светских, но и духовных деятелей: Павел Первый пожаловал его Митрополиту Платону (Левшину), Александр Первый в 1816 году отправил Архиепископу Августину, непосредственному участнику патриотического движения 1812 года, бриллиантовые знаки для Александровского ордена.
А.П.
портрет

Много думал



Ролик настолько переполнен многослойными смыслами, что даже похожесть певицы на ведущую телеканала "Союз" Варвару Антропову как-то уходит на второй план. Впрочем, контент больше подходит для телеканала "Спас", конкретно - для программы Анны Шафран.
портрет

Важный фрагмент о Св. Савве (Трлаиче), "фоновый".

Святосавство (Светосавлье), названное по имени основателя независимой Сербской Церкви и Боговенчанной сербской Монархии Святителя Саввы (Неманича) — древнейшая сербская государственная и национальная идея, а также официальная идеология (или, если угодно, социальная концепция) Сербской Православной Церкви в автономном и независимом сербском и южнославянском государствах XIX – первой половины XX века (и, в определённой степени, в последующий период, вплоть до настоящего времени). Святосавство начало формироваться ещё в эпоху последних Неманичей и развивалось весь период турецкого владычества — в частности, о значении Св. Саввы для сербов упоминал в конце XVI века в обращениях к европейским правителям Печский Патриарх Иоанн Кантул. Идеи «Святородной Лозы Неманичей» и «Косовского завета» могут считаться ответвлениями Святосавства — в частности, «Косовский завет», заключающийся в том, что Св. Лазарь Хребельянович выбрал Царствие Небесное, пожертвовав перспективой земного величия, имеет прямую связь с эпизодом из жития Св. Саввы, когда Растко Неманич избрал «ангельский образ» (иночество), отказавшись от будущего венца земного государя. В XIX веке Святосавство воспринималось как символ непрерывности сербской истории и государственной традиции. С 1840-х годов Св. Савва считался официальным покровителем сербских школ (праздник в честь Святителя был неотъемлемой частью учебно-воспитательного процесса до 1946 г.). В 1935 — 1936 годах Сербская Церковь реализовала обширную просветительскую программу, известную как «Год Святого Саввы».
В 1938 году преподобный Иустин (Попович) опубликовал в газете «Правда» статью, в которой обозначил важнейшие моменты в тогдашней стадии развития Святосавства. «Предав огню тело Св. Саввы, они (турки — А.П.) не смогли уничтожить светлый и безсмертный дух Святого, потому что светоносная сила не поддаётся земному пламени: чем больше разгорается пламя, тем сильнее она сияет.
Каждая эпоха в жизни нашего народа свидетельствует о том, что Св. Савва — зеница народной души. Без него мы — как глаз без зрачка, как тело без души. Святосавство — синтетическая сила (понятие «синтез» употреблено здесь в философском смысле, как элемент диалектики - А.П.), которая держит в единстве нашу народную душу. Наш национализм освящён Святосавством, и поэтому свободен от шовинизма. Без Святосавства наш национализм превратился бы в пресную кашу обезличивающего интернационализма и анемичного космополитизма. Если когда-нибудь наша душа отступит от Святосавства, от истины и справедливости, она безвозвратно заблудится или в диких дебрях шовинистических инстинктов, или в лабиринте людоедского интернационализма.
Своей идеальной и безсмертной личностью Св. Савва стал, и остался навсегда, программой нашей истории... Наш народ, в целокупной своей исторической деятельности, воспринял Св. Савву не только как учителя и вождя своей современности, но и как постоянный идеал своего будущего, идеал, который мы должны осуществлять, пока жив сербский род... Серб остаётся сербом настолько, насколько он в своей жизни воплощает Святосавство как сущность своего духа и своей повседневной жизни.
… В чём же заключается тайна такого величия Святого Саввы? - В том, что он весь был Христов: во всех своих помыслах, чувствах, делах, идеалах. Преобразив себя Христом, он преобразил душу нашего народа, и решительно повёл его путём вечной Христовой истины. Своим евангельским появлением Святой Савва полностью изменил нашу историю: отверг старые пути и открыл новые, уничтожил старые представления о ценностях и ввёл новые...» (Поповиh Jустин, др. Свети Сава//Правда. 27. 01. 1938). Обобщим сказанное челийским тайновидцем: Св. Савва важен для Сербии и человечества, прежде всего, как труженик на ниве Христовой, как подражатель Господу, и только поэтому он - просветитель, вождь на пути сербства из современности в грядущее; без Евангельского учения, образец воплощения которого дал Св. Савва, сербский народ — слепой путник, или труп. Ослепив себя отказом от Святосавства, серб гибнет либо в дебрях шовинизма, либо в лабиринте космополитизма.
В ту пору, когда Св. Савва (Трлаич), носивший имя основателя сербской национальной идеологии, находился вблизи кормила Сербской Церкви, Святосавство неоднократно провозглашалось её единственной общественной доктриной, обращённой к повседневной жизни. Так, в резолюции чрезвычайной сессии Архиерейского Собора, принятой в декабре 1936 года, говорилось: «Основываясь на здравых святосавских традициях, сербские иерархи неуклонно бодрствуют и трудятся в деле сохранения вековечной характеристики Сербской православной церкви, не допуская уклонения ни в клерикализм, ни в секуляризм — да останется она навеки тем, чем всегда была, Святосавской народной Церковью, со своей народной иерархией, благословляя народного Короля и народную Державу...» (У саопштеньу о раду ванредног заседанья Св. Архиjереjског сабора констатуjе се да Српска православна црква ставльа у подреhен положаj према извесним признатим конфесиjама//Време, 16. 12. 1936). Примечательно, что в этом же обращении Архиерейский Собор призывает к защите социальных прав ремесленников и выражает скорбь по поводу тяжёлого экономического положения большей части народа, напоминая о традиционной поддержке, которую Церковь оказывала семейно-общинным объединениям — кровным задругам. Таким образом, Святосавство приобретает отчётливые черты социальной концепции, социальной доктрины. Блаженной памяти Патриарх Варнава (Росич), чьим ближайшим помощником был уроженец Мола, ещё в 1930 году признавался во время дружеской трапезы в Скопье: «Мои архипастырские труды я всегда старался согласовывать с духом нашей Святосавской Церкви и вековечных национальных заветов» (Банкет у част Патриjарха Варнаве у Скопльу//Време, 15. 07. 1930).
Святосавство 1920-1930-х годов имело не только личное (как мистический опыт Патриарха Варнавы) и социальное, но и межнациональное (прежде всего, межславянское) измерение. Праздники в честь Св. Саввы устраивались в Варшаве и Праге, привлекая местную интеллигенцию; в самом Королевстве СХС день Св. Саввы служил важным поводом для сплочения носителей разных культур: так, в Чебе (Воеводина) в 1923 году активное участие в Савинданском школьном торжестве приняла словацкая община, местные венгры и немцы выразили лояльность по отношению к славянскому празднику (Прослава Св. Саве у Чебу//Застава, 20.02. 1923). В России праздник Св. Саввы отмечался ещё со времён Средневековья, особенно торжественно он проходил накануне революции в Москве, Санкт-Петербурге и Одессе; русские эмигранты, оказавшиеся в сербских землях после Гражданской войны, охотно принимали участие в Савиндане, определённое знакомство с которым они имели ещё на Родине. В 1923 году в Белой Церкви (здесь - сербский город, не следует путать его с малороссийским того же имени) воспитанницы Донского Мариинского Института, кадеты, юнкера принимали участие в крестном ходе в честь Св. Саввы (Светосавска прослава у Белоj Цркви//Застава, 4. 02. 1923).
А.П.
портрет

7(20) августа - день Св. Митрофана Воронежского


Храмовый комплекс на Митрофановском источнике.
Каждый из нас хоть раз в жизни наблюдал, как от изувеченных корней, от пня срубленного дерева вырастают новые побеги. Православные святыни нашего времени иногда напоминают мне эти побеги.
Благовещенский Митрофановский монастырь, один из главных паломнических центров русского Православия, непременная остановка на пешем пути из Петербурга и Москвы в Киево-Печерскую Лавру, был закрыт большевиками, а затем, в ходе боёв 1942 - 1943 гг. стёрт с лица земли. После Великой Отечественной руины расчистили, а позднее построили на месте обители главный корпус Воронежского университета. Но остался родник, упрямый ключ, сопротивлявшийся и бетонным кляпам, и мусорным завалам. В 1996 году я ходил на Митрофановский источник. Страшное было зрелище - лестница из могильных плит, свалки... Но само место родника уже было расчищено, поставлены иконы, горели свечи... А сейчас от корней 1830-х годов и более древних времён (Благовещенский собор восходил ещё к концу XVI столетия) выросли и окрепли прекрасные побеги.
Храм на источнике я помню ещё не освящённым, тогда в нём экспонировались великолепные фото фресок Ферапонтова монастыря работы Юрия Холдина, Царствие ему Небесное... Вот теперь Господь привёл поклониться уже Литургически-полнокровно живущей Святыне. Буквальное исполнение известного присловья - к пустому колодцу народ не ходит. У пустого колодца ничего и не растёт. А здесь - оазис XIX века в железобетонной пустыне века XXI.
Святителю отче Митрофане, моли Бога о нас!
портрет

30 июля/12 августа - роджендан Престолонаследника Св. Алексия.



Иллюстрация из сербской газеты "Стража", 1914 год.
В сербской печати материалы, связанные с жизнью Цесаревича Алексия, появлялись не так часто, но регулярно. Разумеется, все сербские издание поместили информацию о рождении Св. отрока в 1904 году. Орган сербских националистов "Застава" (Нови-Сад) в номере от 28 апреля 1914 года напечатал заметку "Руска царска породица за туберкулозне", где упоминается участие св. Алексия в "Дне белого цветка" в Ялте. "Трговински гласник" 3 июня 1914 года опубликовал большое письмо собственного кореспондента из Румынии, в этом письме охарактеризовано посещение Царской семьёй, включая и Цесаревича, города Констанца. В связи с активным русско-румынским обменом визитами, на Балканах появились слухи о сватовстве принца Кароля Гогенцоллерн-Зигмарингенского к одной из Царских Дочерей (а венские таблоиды прямо писали о том, будто бы помолвка уже состоялась). В 1920-1930-е годы сербские газеты публиковали подробные отчёты о расследовании злодеяния в Екатеринбурге. Помещали они и информацию о мероприятиях русских эмигрантских общин по увековечению памяти Цесаревича. Так, традицией стало торжественное поминовение Св. Алексия в русской церкви в Белграде, на котором присутствовали участники казачьих организаций. В заметке "Слава руских Козака" газета "Время" 18 октября 1931 года упоминает о панихиде по Цесаревичу - Атаману, на которой присутствовали донские и кубанские казаки, по договорённости представителя кубанцев Звягинцева и уполномоченного казачьих объединений Дувакина. Служба в русской церкви включала также торжественное многолетие Королю Александру Объединителю, который был в свойстве (через сестру Елену) с Домом Романовых.
В сербской прессе помещались и материалы, косвенно связанные с Цесаревичем. Так, в апрельском номере журнала "Жена" за 1913 год была представлена статья о юном музыканте Милане Йовановиче Браце, который получил приглашение выступить перед Цесаревичем, но концерт был отложен из-за болезни Св. Алексия.
Святе Алексие, заступниче Православного Славянства, Русского и Сербского Рода, моли Бога о нас!


Алексей Поповкин, к.и.н.
портрет

Священномученик Савва (Трлаич). К 80-летию подвига (3)


Паннонская низменность. Фото автора, июнь 2016 г.
Предыдущая часть: https://barjaktarevic.livejournal.com/6217163.html
Сербская пресса нечасто упоминала протоиерея Светозара Трлаича, но эти упоминания были знаменательными. Например, "Правда" от 14 апреля 1927 года в заметке "Нови управник монашке школе у Раковици" указывала на участие о.Светозара в передаче монашеской школы под управление русского Епископа Митрофана (Абрамова), уроженца Богучарского уезда Воронежской губернии и бывшего Сумского владыки. Ближайший сотрудник Митрополита Антония (Храповицкого) перешёл в клир Сербской Церкви и занимал различные должности в Патриархии до лихолетья 1940-х гг. 11 апреля Владыка Митрофан в торжественной обстановке вступил в обязанности управляющего, свидетелями начала нового послушания русского Архиерея стали Епископ Тимокский Эмилиан и секретарь синода протоиерей Трлаич.
В 1929 году исполнилось давнишнее желание о. Светозара - 14 (27) октября он принял монашество. Постриг состоялся во фрушкогорском монастыре Крушедол, его совершил епископ Сремский Ириней (Джорджевич).Таинство сопровождал хор монахинь из Кувеждина, на торжество прибыла его настоятельница игумения Мелания (Кривокучин) (Гласник, Темишвар. С. 110).
О. Савва был назначен настоятелем Крушедольской обители. Проходя это послушание, он часто приезжал в Белград, проповедовал, сопровождал Патриарха в первосвятительских визитах. 8 октября 1932 года архимандрит Савва был избран членом Патриаршего Совета как делегат от монастырей (Одлуке Светог Архиjереjског Сабора в Сремским Карловцима//Правда, 9.10. 1932.
В декабре 1932 года, на Литургии в день рождения Короля Александра Караджорджевича, о. Савва сослужил в Соборной церкви самому Патриарху Варнаве и владыкам Иосифу, Нектарию, Вениамину, Викентию и Тихону (Роhендан Нь.В. Кральа Александра прославлен са величанственим свечаностима у земли и иностранству//Правда, 18.12. 1932.).
26 февраля 1933 года за вечерним богослужением в Соборной церкви о. Савва говорил проповедь "О молитве и посте", служение его сопровождал русский хор белградской Вознесенской церкви под управлением Алексея Васильевича Гринькова (1893+1966) (Недельа у београдским црквама//Време, 28.02. 1933). В том же году, осенью, архимандрит Савва сопровождал Патриарха Варнаву в Сараево - это был первый визит Первосвятителя в воссоединённую в 1920 году сербскую церковную область. 16 сентября о. Савва прибыл в главный город Боснии в числе сопровождающих Патриарха вместе со Святителем Николаем (Велимировичем). Преосвященных гостей и паломников встречал Священномученик Пётр (Зимонич). Так город на Миляцке объединил трёх будущих страдальцев Второй мiровой войны...
В Сараево Патриарха Варнаву и его спутников, среди прочих, встречали представители трёх русских объединений - Русского Сокольства (спортивное общество), Кола Русских Сестёр (объединение сотрудниц Императорского Российского Красного Креста в Югославии, созданное по образцу "Кола Сербских Сестёр") и русской колонии Сараева (Прва посета поглавара Српске православне цркве Босни и Херцеговини//Правда, 17. 09. 1933). Будет уместным сказать, что Патриарха Варнаву русские считали своим заступником. Знавший Россию ещё 1910-х годов, Первосвятитель искренне полюбил благочестие русского народа и эту любовь всецело распространил на русских эмигрантов. Именно Священномученика Савву Патриарх уполномочил в 1935 году вести переговоры с Державной комиссией об усилении работы по оказанию разнообразной помощи русским беженцам (Пилиповиh Радован М. Српска Православна Црква , Руска Православна Загранична Црква, Московска Патриjаршиjа (1920 - 1940) - узаjамне везе, утицаjи и односи. Докторска дисертациjа, Београл. 2017 (элктронск. изд.). С. 115).
Продолжение следует...

Алексей Поповкин, к.и.н.