?

Log in

No account? Create an account

Entries by category: литература

"Из Львова пишут в "Ostsee-Zeitung", от 8 августа (н.ст): На днях конфисковано было в Чаковской (правильно - Щаковской, ныне Szczakowa, Польша - А.П.) пограничной таможне два ящика с русскими книгами, отправляемыми из России; один из них был отправлен в Черновиц (зд. - калька с немецкого названия, рус. Черновцы), а другой в Венгрию [Карпатскую Русь]. В ящиках были русские Библии и молитвенники с молитвами за Царя и Царскую Фамилию и образа, писанные по уставу Православной Церкви. Так как оба ящика отправлены из Москвы, то должно полагать, что они посланы московским комитетом, основанным с целью славянской пропаганды" (Иностранное обозрение // Новое Время. 1869. №149. 4 августа.
Остаётся только добавить, что книги и иконы были высланы по просьбе жителей Черновцов и одного из карпато-русских городов. Ну а "перемога" (точнее, Brillanter Peremoga) над москальскими Библиями - повод для гордости австро-мазепинцев.

Отель «Босна»

Есть во встрече привкус расставанья,
В предрассветной мгле – заката звон,
В беге есть мгновенья созерцанья,
В смехе слышится порой страданья стон…

Минарет, стоящий у дороги,
Тень бросает на могильный крест;
Буйный цвет встречает на пороге:
Бывший за порогом дом – исчез…

Вижу я на листьях отраженье
Собственной усталости в очах:
Сердце дрогнет вдруг, с освобожденьем,
Застучав в руинах и садах:

Больно мне, когда крошится камень,
Рвутся жилы – то кореньев треск,
Белым волком, брошенным в капкане,
Гаснет моего дыханья всплеск.

… Будущее – луч у изголовья,
Первый луч боснийского рассвета,
Золотой, как храмовая кровля,
Что видна в окне – из «собы» этой.

Есть ли силы, чтоб поймать сей лучик?
Есть ли счастье в жизни у поэта?
«Не волнуйся, завтра будет лучше…»
Врбас шумит, влекут ворота лета…

2(15) июля 2018 г., Баня-Лука.
таль штыков, заменившая солнечный свет,
Отражает державную стать облаков…
Это ложь, что России теперь больше нет,
Ведь стоят у Дворца караулы стрелков,

И неважно, что рядом шагает Никто,
Что на город спустилась кипящая мгла,
И что время, в толпе растворившись, ушло,
И что снежные искры – на крыльях орла.

В серых залах звенят и пароль, и ответ,
Дробь шагов и сердец хлёстко бьёт в темноте,
Не погашен и звёздчатый блеск эполет,
Только дышится тяжко в тугой пустоте…

Эхо ночи последней от Царских окон
Разнесли – кто в крови, а кто в талой воде,
И впитали глубокие вены земли,
Чтобы слышно нам стало сквозь рокот веков,

Чтобы слышно нам стало в неверной ночи,
На распутье простывших июльских дорог,
То, что в нас говорит – в час, когда мы молчим,
Ну а если смолкает – какой же в нас прок?

Прихотливый узор сквозь каминный огонь
Светит сполохом кратким на спинах холмов,
Родниковые ветры ласкают ладонь,
В них босфорская соль, цепкий холод клинков…

Мы везём в вековой перемётной суме
Всё -  и честь нашей правды, и бремя грехов,
Не пред тьмой иноземной держать нам ответ:
Пред Споручницей нашей, Чей дивен Покров!

Ноябрь 2004, июль 2019 гг.

 
"На всё привыкают ныне глядеть с немецкой точки зрения, со стороны "реальных польз", то есть, проще говоря, - со стороны грубого наличного интереса и подкрашенного лицемерием "требований времени" зоологического эгоизма... Та духовная мертвечина давно и безповоротно осуждена и осмеяна лучшими людьми из самой же интеллигенции, как Ф.М. Достоевский, В.С. Соловьёв, проф. С. Булгаков, проф. Г. Челпанов, Н.Н. Неплюев, Сергей Нилус, В.П. Быков, Е. Поселянин, М.В. Лодыженский, проф. А. Шилтов, проф. Пирогов, проф. А. Тихомиров...".
С.К., свящ Немецкий гипноз в обыденной жизни духовенства. // Минские Епархиальные ведомости. - 1915. №13. С. 329.
Смысловой ряд весьма примечателен - С. А. Нилус вместе с Ф.М. Достоевским (это, если подумать, весьма логично), но что любопытно: об одних мыслителях из этого смыслового ряда мы сейчас знаем довольно много (Владимир Соловьёв, С.Н. Булгаков, Н.И. Пирогов, Г.И. Челпанов...), о других знает в основном наш круг (Н.Н. Неплюев - основатель Черниговского Трудового Братства, попечитель Московского учебного округа в 1911-1917 гг. и основатель научной школы русского шелководства А.А. Тихомиров, писатель и административно-политический деятель М.В. Лодыженский). Но имя профессора Александра Минаевича Шилтова (1837+после 1914 г.) сейчас практически неизвестно. Почётный ординарный профессор медицинского факультета Харьковского университета по кафедре частной патологии и терапии, статский советник и кавалер ордена Св. Станислава 3-ей степени А.М. Шилтов - один из наиболее известных в своё время врачей - критиков материализма. Упоминания о нём в интернете практически полностью состоят из перепечаток дореволюционных биографических справок, не удосужились даже проверить дату его кончины (по адрес-календарям его карьера прослеживается до 1915 г., после чего он, вероятно, вышел в отставку, в то время как в справках дата кончины указывается гадательно - то "после 1901 г.", то "после 1902 г."). Харьков вообще был бастионом православного мiровоззрения - там трудились жёсткий критик марксизма и материализма протоиерей Н.И. Липский, замечательный историк профессор А.С. Вязигин (зверски убитый большевиками в сентябре 1919 г.).
Имя А.М. Шилтова, как и имя А.С. Вязигина, было изгнано из истории науки после 1917 г.: не имея аргументов для полноценного спора с идеологическими противниками, безбожники просто сделали вид, что их не существует. Это как с письмом Белинского Гоголю - школьников пичкали Белинским, не давая возможности прочитать книгу, которую Белинский критиковал, хотя бы в объёме хрестоматийного отрывка. То же самое в отношении Н.Я. Данилевского и П.Д. Юркевича - о них знали только потому, что Климент Тимирязев и Чернышевский поливали их помоями. О Константине Леонтьеве в СССР знали единицы. С Достоевским "что-то пошло не так" - хотя, как видим, это был настоящий "апологет поповщины" ("попы" так именно и считали). Достоевский оказался сильнее Ленина.
И слава Богу!

Profile

РЛ
barjaktarevic
barjaktarevic

Latest Month

September 2019
S M T W T F S
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
2930     

Tags

Syndicate

RSS Atom
Powered by LiveJournal.com
Designed by Tiffany Chow