?

Log in

No account? Create an account

Entries by category: литература

Не говори, что к небесам
Твоя молитва не доходна;
Верь, как душистый фимиам,
Она Создателю угодна.
Когда ты молишься, не трать
Излишних слов; но всей душою
Старайся с верой сознавать,
Что слышит Он, что Он с тобою.
Что для Него слова? - О чем,
Счастливый сердцем иль скорбящий,
Ты ни помыслил бы, - о том,
Ужель не ведает Всезрящий?

Любовь к Творцу в душе твоей
Горела б только неизменно,
Как пред иконою священной
Лампады теплится елей.
[Великий Князь Константин Константинович Романов].
Выделенный отрывок - стихотворный фрагмент (вписан в поле оборотной стороны от руки), который я обнаружил в 2002 году на старинной открытке у своих родственников Суминых в Воронеже. Другие надписи на открытке: "Всемирный Почтовый Союз, №1301. Покровский монастырь. Собор. Открытки Д. Маркова. Киев, Крещатик, 9, №41" (надпечатка). Карандашная приписка: "Киевъ, Лавра, 3".

https://oldcards.kiev.ua/image_resized/8272_res.jpg-small.jpg
Адресовано Суминой Марии Сергеевне, моей родственнице (1873-1957).
В кои-то веки Нобелевскую премию по литературе получил человек, который заслужил премию...

В марте 2004 года Петер Хандке подписал обращение, которое канадец Роберт Диксон написал от имени художников в защиту Слободана Милошевича. К ним присоединился также будущий лауреат Нобелевской премии Гарольд Пинтер. В 2005 году Хандке посетил Милошевича в тюрьме в Гааге. Писатель опубликовал эссе под названием «Таблас-де-Даймьель» (нем. Die Tablas von Daimiel), имевшее подзаголовок «ложные показания на процессе против Слободана Милошевича».
18 марта 2006 года на похоронах Милошевича Хандке выступил с речью, что также вызвало волну споров в среде западной прессы. "Мир, так называемый мир, знает все о Югославии, Сербии. Мир, так называемый мир, знает всё о Слободане Милошевиче. Так называемый мир знает правду. Вот почему так называемый мир сегодня отсутствует, и не только сегодня, и не только здесь. Я не знаю правду. Но я смотрю. Я слушаю. Я чувствую. Я помню. Вот почему сегодня я здесь, рядом с Югославией, рядом с Сербией, рядом с Слободаном Милошевичем", сказал Петр Хандке на на похоронах Милошевича.
В связи с этой речью была отменена инсценировка пьесы писателя «Игра в вопросы или путешествие в звонкие земли» в парижском театре «Комеди Франсэз».
2 июня 2006 года Петер Хандке был награждён премией Генриха Гейне, но из-за развернувшейся политической дискуссии и угрозы лишиться премии по решению городского совета Дюссельдорфа за просербские настроения, отказался от нее сам.
В июне 2006 года артисты театра «Берлинер ансамбль» начали акцию «Берлинская премия Генриха Гейне», в котором назвали поведение городской власти Дюссельдорфа «нападением на свободу творчества» и призвали собрать для Хандке деньги — аналог премии, которую он отклонил (денежная составляющая премии Генриха Гейне была 50 000 евро).
Инициаторами были, в частности, Кете Райхель, Рольф Бекер, Дитрих Киттнер, Арно Кленне, Моника и Отто Келер, Экарт Шпоо, Ингрид и Герхард Цверенц, Клаус Пайман. 22 июня 2006 Хандке поблагодарил их за старания, однако отклонил такую инициативу и попросил пожертвовать собранное на материальную помощь сербским селам в Косово.
21 февраля 2007 года по случаю премьеры пьесы Хандке «Следы утраченного» автору вручили сумму премии — 50 000 евро, однако он отказался от этих денег на пользу сербского анклава в Косово.
Выбор пал на деревню Велика-Хоча, населённую преимущественно сербами, глава которой — Деян Балёшевич — принял это пожертвование от Петера Хандке накануне Пасхи в 2007 году.
22 февраля 2008 года в беседе с корреспондентом газеты «Le Figaro» писатель отметил вклад Югославии в победу над нацизмом и назвал западные страны «мошенниками».
https://www.ridus.ru/news/310231

Εις την Πόλι

Посвящается Владыке Петру II Негошу.

Я взываю к тебе, о родной, незнакомый мой город
Сквозь гортанные крики, сквозь мелкую рябь площадей,
Сквозь узорчатый саван ковров и прибоя размеренный рокот,
Между двух континентов, пресыщенных негой своей…

Я взываю в неясной дали, где мерцает симфония смыслов,
Полуциркульных арок под небом темнеет гряда,
И в ромейских цистернах, что странных полны обелисков,
Обновленье индиктов и консульств встречает в молчанье вода;

Я ловлю легкокрылый пронзительный отблеск
В тяжелеющем воздухе – контуров фресок, и дым
Медноустых кадильниц; травою заросшую повесть
Я острей различаю, шагая по залам пустым.

Ниспадают над аркой воскрылия Вуколеона,
Шёлком пряной травы шелестит, утомившись, мелод;
Остывая в лазури вращения сфер небосклона,
Потаённое сердце Дворца каранфиловой язвой цветёт…

Прохожу у погасших в кустарнике врат Ипподрома,
Слышу Милий, дрожащий сегодня небесной струной,
Стилос времени, точность луча микрокосма
Память тонкой настройкой готовят к Софии Святой.

сентябрь 2019 г. от Р.Х.
Пятьсот безоружных граждан Изолы-дель-Лири, которых 12 мая 1799 года, в день Пятидесятницы, убили в Папской области, захваченной французами, якобинцы. При ближайшем рассмотрении они были настоящими "мучениками". Но их имена не значатся в великой книге истории.
http://www.linchiestaquotidiano.it/news/2018/06/13/il-13-giugno-del-1799-giorno-di-sant-antonio-l-armata-di-r/22426
Потому что Европа предала саму себя.
"Из Львова пишут в "Ostsee-Zeitung", от 8 августа (н.ст): На днях конфисковано было в Чаковской (правильно - Щаковской, ныне Szczakowa, Польша - А.П.) пограничной таможне два ящика с русскими книгами, отправляемыми из России; один из них был отправлен в Черновиц (зд. - калька с немецкого названия, рус. Черновцы), а другой в Венгрию [Карпатскую Русь]. В ящиках были русские Библии и молитвенники с молитвами за Царя и Царскую Фамилию и образа, писанные по уставу Православной Церкви. Так как оба ящика отправлены из Москвы, то должно полагать, что они посланы московским комитетом, основанным с целью славянской пропаганды" (Иностранное обозрение // Новое Время. 1869. №149. 4 августа.
Остаётся только добавить, что книги и иконы были высланы по просьбе жителей Черновцов и одного из карпато-русских городов. Ну а "перемога" (точнее, Brillanter Peremoga) над москальскими Библиями - повод для гордости австро-мазепинцев.

Отель «Босна»

Есть во встрече привкус расставанья,
В предрассветной мгле – заката звон,
В беге есть мгновенья созерцанья,
В смехе слышится порой страданья стон…

Минарет, стоящий у дороги,
Тень бросает на могильный крест;
Буйный цвет встречает на пороге:
Бывший за порогом дом – исчез…

Вижу я на листьях отраженье
Собственной усталости в очах:
Сердце дрогнет вдруг, с освобожденьем,
Застучав в руинах и садах:

Больно мне, когда крошится камень,
Рвутся жилы – то кореньев треск,
Белым волком, брошенным в капкане,
Гаснет моего дыханья всплеск.

… Будущее – луч у изголовья,
Первый луч боснийского рассвета,
Золотой, как храмовая кровля,
Что видна в окне – из «собы» этой.

Есть ли силы, чтоб поймать сей лучик?
Есть ли счастье в жизни у поэта?
«Не волнуйся, завтра будет лучше…»
Врбас шумит, влекут ворота лета…

2(15) июля 2018 г., Баня-Лука.
таль штыков, заменившая солнечный свет,
Отражает державную стать облаков…
Это ложь, что России теперь больше нет,
Ведь стоят у Дворца караулы стрелков,

И неважно, что рядом шагает Никто,
Что на город спустилась кипящая мгла,
И что время, в толпе растворившись, ушло,
И что снежные искры – на крыльях орла.

В серых залах звенят и пароль, и ответ,
Дробь шагов и сердец хлёстко бьёт в темноте,
Не погашен и звёздчатый блеск эполет,
Только дышится тяжко в тугой пустоте…

Эхо ночи последней от Царских окон
Разнесли – кто в крови, а кто в талой воде,
И впитали глубокие вены земли,
Чтобы слышно нам стало сквозь рокот веков,

Чтобы слышно нам стало в неверной ночи,
На распутье простывших июльских дорог,
То, что в нас говорит – в час, когда мы молчим,
Ну а если смолкает – какой же в нас прок?

Прихотливый узор сквозь каминный огонь
Светит сполохом кратким на спинах холмов,
Родниковые ветры ласкают ладонь,
В них босфорская соль, цепкий холод клинков…

Мы везём в вековой перемётной суме
Всё -  и честь нашей правды, и бремя грехов,
Не пред тьмой иноземной держать нам ответ:
Пред Споручницей нашей, Чей дивен Покров!

Ноябрь 2004, июль 2019 гг.

 
"На всё привыкают ныне глядеть с немецкой точки зрения, со стороны "реальных польз", то есть, проще говоря, - со стороны грубого наличного интереса и подкрашенного лицемерием "требований времени" зоологического эгоизма... Та духовная мертвечина давно и безповоротно осуждена и осмеяна лучшими людьми из самой же интеллигенции, как Ф.М. Достоевский, В.С. Соловьёв, проф. С. Булгаков, проф. Г. Челпанов, Н.Н. Неплюев, Сергей Нилус, В.П. Быков, Е. Поселянин, М.В. Лодыженский, проф. А. Шилтов, проф. Пирогов, проф. А. Тихомиров...".
С.К., свящ Немецкий гипноз в обыденной жизни духовенства. // Минские Епархиальные ведомости. - 1915. №13. С. 329.
Смысловой ряд весьма примечателен - С. А. Нилус вместе с Ф.М. Достоевским (это, если подумать, весьма логично), но что любопытно: об одних мыслителях из этого смыслового ряда мы сейчас знаем довольно много (Владимир Соловьёв, С.Н. Булгаков, Н.И. Пирогов, Г.И. Челпанов...), о других знает в основном наш круг (Н.Н. Неплюев - основатель Черниговского Трудового Братства, попечитель Московского учебного округа в 1911-1917 гг. и основатель научной школы русского шелководства А.А. Тихомиров, писатель и административно-политический деятель М.В. Лодыженский). Но имя профессора Александра Минаевича Шилтова (1837+после 1914 г.) сейчас практически неизвестно. Почётный ординарный профессор медицинского факультета Харьковского университета по кафедре частной патологии и терапии, статский советник и кавалер ордена Св. Станислава 3-ей степени А.М. Шилтов - один из наиболее известных в своё время врачей - критиков материализма. Упоминания о нём в интернете практически полностью состоят из перепечаток дореволюционных биографических справок, не удосужились даже проверить дату его кончины (по адрес-календарям его карьера прослеживается до 1915 г., после чего он, вероятно, вышел в отставку, в то время как в справках дата кончины указывается гадательно - то "после 1901 г.", то "после 1902 г."). Харьков вообще был бастионом православного мiровоззрения - там трудились жёсткий критик марксизма и материализма протоиерей Н.И. Липский, замечательный историк профессор А.С. Вязигин (зверски убитый большевиками в сентябре 1919 г.).
Имя А.М. Шилтова, как и имя А.С. Вязигина, было изгнано из истории науки после 1917 г.: не имея аргументов для полноценного спора с идеологическими противниками, безбожники просто сделали вид, что их не существует. Это как с письмом Белинского Гоголю - школьников пичкали Белинским, не давая возможности прочитать книгу, которую Белинский критиковал, хотя бы в объёме хрестоматийного отрывка. То же самое в отношении Н.Я. Данилевского и П.Д. Юркевича - о них знали только потому, что Климент Тимирязев и Чернышевский поливали их помоями. О Константине Леонтьеве в СССР знали единицы. С Достоевским "что-то пошло не так" - хотя, как видим, это был настоящий "апологет поповщины" ("попы" так именно и считали). Достоевский оказался сильнее Ленина.
И слава Богу!

Profile

РЛ
barjaktarevic
barjaktarevic

Latest Month

November 2019
S M T W T F S
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930

Tags

Syndicate

RSS Atom
Powered by LiveJournal.com
Designed by Tiffany Chow