Category: производство

Category was added automatically. Read all entries about "производство".

портрет

"Человеческое, слишком человеческое" - стихия сердца против магии больших чисел (2)

Начало: https://barjaktarevic.livejournal.com/5548994.html
Извечная проблема Модерна - сведение всех проявлений жизни к общему знаменателю. Протестанты с их типично подростковым мышлением (см. иконоборческий рецидив во время Голландской буржуазной революции - так школьники порой разбрасывают мел и пакостят на партах) взломали сознание средневекового интеллектуального класса и там, о радость, нашли волшебные инструменты логики и диалектики, столетиями сохранявшиеся в схоластических диспутах. Взламывали сознание, а хрустели кости - канцлер Кембриджского университета католический епископ Джон Фишер за отказ подчиниться англиканской реформе был казнен на Тауэр-Хилл 22 июня 1535 года. Переступив через трупы хранителей, протестанты вошли в библиотеки монастырей... и дело закончилось печально. То есть, дело закончилось промышленной революцией и приложенными к ней в качестве бонуса общеевропейскими войнами 1792-1814 гг., а также голодомором 1840-х годов в Ирландии (голод для промышленности и вообще для социального прогресса, как выяснилось, весьма полезен, об этом ещё Бабёф писал).
...В руках и в головах монахов и епископов законы диалектики и высшей математики были безвредны, даже полезны, но когда они оказались у тех, кто занимался водворением свирепого порядка вокруг себя только для того, чтобы получше сохранять хаос страстей в собственных душах (и желудках) - место монастыря заняла мануфактура, а затем фабрика с пивнушкой. Человек из раба Божьего превратился в статистическую единицу. Кошмарнее всего Новое время наступало в Англии и Голландии: английские романтические руины, так вдохновлявшие писателей и поэтов XIX века, были в XVI веке обильно политы кровью безоружных людей... Франция в 1793 году наверстала упущенное, ещё и превзошла садистов - гуманистов типа Кранмера и Кромвеля.
Остальное мы помним. Мне, кстати, руины моих православных храмов романтическими не кажутся. Хотя их рушили приверженцы всё того же тангалашки, который стоял за левым плечом Генриха Восьмого. Тангалашка любит менять маски: вчера он лорд-канцлер, сегодня - красный комиссар, завтра - борец за демо(но)кратию.
Но так или иначе - монахов разогнали и поубивали, монахинь разослали по кромвелевским/наполеоновским солдатским казармам, крестьян превратили в сельских батраков, которых только что не с полицией выпихивали из сёл в города, а там их поглощали даже не столько фабрики, сколько "работные дома" - садистско-гуманистическое изобретение галантного века... "Жизнь и преступления Каррье" - одна из самых важных книг за последние 500 лет, увы, как следует не прочитанная. Это уже потом были "Рождение клиники" и "Рождение тюрьмы" Мишеля Фуко, и et cetera до "Пигмея" Чака Паланика включительно.
Увы, времена переменились, и теперь, в постмодернистском раю для дураков (выражение о. Серафима (Роуза)) немногие оставшиеся в здравом уме с тоской вздыхают при воспоминаниях о фабрике Модерна и даже о фабрично-лагерном бараке. Да, для кондового Модерна, с большей или меньшей степенью индустриализации головного мозга (ИГМ-нутости) и надзора за частной жизнью, человек был винтиком, статистической единицей. Для Постмодерна человек стал нулём, неопределённым множеством, "роем" семантических проекций или "грибницей" неутолимых желаний (Скиннер вполне искренне говорил, что изучать деятельность мозга не нужно). Фрейд, де Соссюр, Скиннер, Кейнс, Сартр, Глюксманн - вот новые Дидро и Вольтеры, основатели революционного процесса современной эпохи. Процесса расчеловечивания.
Продолжение следует...
портрет

Десять вех Романовской дороги. Веха пятая: Слоновье колесо в Змеиной горе

Во времена царствования Екатерины II заводы, находившиеся под непосредственным контролем Императорского Дома, часто являлись центрами научно-технического прогресса. Одним из виднейших изобретателей, трудившихся на Императорских заводах в 1760-1790-е годы, был Козьма Фролов.

Козьма Дмитриевич был послан в Змеиногорск в 1762 году. Там его талант развернулся в полную силу. Все, что он создавал, было новым и неожиданным; ни русская, ни мировая техническая наука не знала ничего подобного тому, что создал великий ученый.
В 70–80-е гг. Козьма Фролов создал огромную подземную гидросиловую систему для откачки вод и выдачи на-гора руды и породы. Эта механиче­ская система сделала бы честь любому современному нам инженеру.
Сопоставляя плотину, созданную Фроловым для его подземной установки, с современными плотинами похожей конструкции и работающими примерно в одинаковых условиях, исследователи признают, что ни одна не имеет такого смелого очертания, как змеиногорская...
На Вознесенской шахте работала подземная деривационная установка со "слоновым" колесом диаметром 18 метров, способным поднимать воду с глубины 63 метра (1783 г.).
http://altapress.ru/story/66637
Фролов построил рудообогатительные машины на Уктусском заводе и Березовском руднике, машину для сортировки сухой руды на Змеиногорском заводе, составил проект и создал ряд моделей машин для механизации Гумешевского медного рудника. Фролов завершил после смерти И. И. Ползунова испытания его паровой машины и использовал её для приведения в действие водоотливных насосов в рудниках. В 1764 построил в Змеиногорске первую в мире обогатительную фабрику, на которой некоторые процессы были автоматизированы, а в 1767 — канал, потоком воды которого последовательно приводились в движение водяные колёса 5 обогатительных фабрик. Наиболее важное достижение Фролова — создание в 70-80-х гг. 18 в. уникальной гидросиловой водоотливной системы на Змеиногорском руднике, главной частью которой было 18-метровое "водоналивное колесо". Плотина на реке Змеевка, канал и ряд других сооружений, построенных Фроловым, сохранились и частично используются до сих пор (для подачи воды на обогатительную фабрику).
http://www.mining-enc.ru/f/frolov-kd/
портрет

Десять вех Романовской дороги. Веха вторая: Ангельская металлургия

Ангелы и колокола имеют общую профессию - и те, и другие служат Православному Благовестию. Поэтому искусство отливки колоколов можно назвать Ангельской металлургией.
Нынешний Царь-Колокол, к сожалению, никогда не звонил.
Но его непосредственный предшественник, отлитый по указанию Царя Алексея Михайловича, оглашал Москву и окрестности своим приятным звоном 45 лет.

"Честь отлить третий Царь-Колокол досталась двадцатишестилетнему мастеру Александру Григорьеву.
Григорьев отлил третий Царь-Колокол — Большой Успенский, весом 10000 пудов (160 тонн). Для производства работ мастер должен был руководить дружиной свыше ста человек: мастеров-каменщиков, плотников, куипецов, литейщиков, молотобойцев, подъемщиков и других, как специалистов, так и подсобных рабочих. Чтобы отлить колокол, требовалось вырыть или расширить литейную яму, в ней заложить фундамент, способный понести без осадки вес форм и расплавленного металла, в яме построить глиняные литейные формы и высушить их, чтобы они не растрескались от жара, засыпать и утрамбовать яму с формами, чтобы они не расселись от веса, построить литейные печи и доставить нужное количество металла и дров, расплавить свыше 160 тони металла, сделать отливку, дать металлу медленно остыть в земле, раскопать яму и отбить формы, построить подъемные машины и поднять гигантский колокол для его первого испытании. Всю эту трудоемкую работу мастера совершили меньше, чем на шесть месяцев - с мая по октябрь. Следует отметить то, что потребовалось свыше десяти лет, пока его установили па специальной башне, пристроенной к колокольне Ивана Великого. Большой Успенский колокол был третьим и последним Царем-Колоколом, голос которого разносился над Москвой. Он прозвонил 45 лет..."
(Протоиерей Роман Лукьянов. Цит. по : Свете тихий. Жизнеописание и труды епископа Серпуховского Арсения (Жадановского). Т. 1. Сост С. Фомин.- М. : Паломник. 1996. - С. 466-467).