Category: философия

Category was added automatically. Read all entries about "философия".

Мои д`авилизмы

Если для нас остаются актуальными произведения Эвклида, которым 2300 лет, то почему я должен считать Символ Веры, который моложе Эвклида на 600 лет, устаревшим?! Истина не устаревает - если она Истина.
* * *
Не дай мне Бог дожить до того момента, когда я превращусь в психопата, абсолютно уверенного в своей всегдашней правоте. Это - худший вариант сумасшествия (вариация на тему "Не дай мне Бог сойти с ума..").
* * *
Цемент, который находится в стенах моей комнаты, вне всякого сомнения, содержит мельчайшие частицы праха давно умерших людей. И это касается всех. У каждого, кто живёт в современном многоквартирном доме, есть в стенах мельчайшие частицы человеческого праха. Но к этому надо относиться спокойно. Это просто данность. Мы рождаемся среди праха, радуемся жизни среди праха, зачинаем детей среди праха живших до нас, и умираем в прахе. Но всё это не важно. Душа безсмертна.
портрет

Упущенный шанс Неомодерна

То, что происходит на наших глазах - от карательно-карантинного психоза до психоза "антифашистского"( а по сути - бунта чёрных расистов) - является гранями одного явления, разложения Модерна как социально-экономического и культурного метатекста. Постмодерн как "свободный поиск" ничего не дал - от постмодернизма на Западе стали отказываться ещё в 1990-е годы, но вторая волна постмодернизма, развернувшаяся после "расконсервации" традиционных обществ, прикрытых "железным панцирем" ( а не "занавесом"!) социализма, породила иллюзию того, что Постмодерн способен дать новую жизненную идею, новые метатекст и метаязык. Но что же должно сменить Постмодерн? Вариантов было несколько: "контрмодерн", символом которого являются режимы талибов и аль-Багдади и "философию" которого исповедует "Пигмей" Чака Паланика; афтер-постмодернизм, предполагающий некоторую стабилизацию после "бури и натиска" 1989-1999 годов,"самоценность" диалога (не важно, о чём) и появление "аксиом" типа "Ошибка порождает смысл" (философия, характерная для сторонников центристских партий Западной Европы); наконец, неомодерн с сильным марксистским привкусом, к которому вынужденно примыкали некоторые традиционалистские группы (например, известный марсистско-карлистский симбиоз в Испании). Компромисс традиционализма и неомодерна объяснялся, между прочим, тем, что некоторые неомодернисты признавали существование объективной истины, в то время как господствующий постмодерн и его эпигоны от любого поиска истины отказались.
Но Модерн всё ещё продолжал существовать рядом со всем этим разнообразием, Модерн был почвой, на которой стояли здания, сотрясавшиеся от "иррациональных ветров" (о.Серафим (Роуз)). Теперь Модерн, потерявший собственный язык, пытается действовать постмодернистскими методами и говорить на постмодернистском жаргоне. Что получается - все видят. Неомодерн, который должен был сменить постмодернистскую "игру в бисер", распался на составные части. Попытка реанимации традиционного государства терпит крах из-за абсолютной неготовности к этому элит (чехарда в команде Трампа, падение Себастьяна Курца и Роберта Фицо, скудоумие и трусость режима Макрона); материалистическая "философия" вдохновляет неокоммунистов на новые антирелигиозные гонения - теперь под опекой НАТО и при поддержке транснациональных корпораций (Греция, Черногория). Фатальная слабость Неомодерна на фоне гибели и разложения Модерна подхлёстывает революционный напор "постгуманистов" из окружения Хиллари Клинтон и её европейских (и русскоязычных) эпигонов. Всё это обнажила пандемия. Мiр оказался у очень опасной черты...

А.П.
портрет

"Человеческое, слишком человеческое" - стихия сердца против магии больших чисел (1)

Фридрих Ницше во многом, к несчастью для себя и для Германии, оказался пророком. Когда ницшеанство формировалось, в Европе всё ещё продолжалась борьба между прежним, Христианским мiросозерцанием, в котором Бог опознавался как центр бытия Вселенной и человека, и мiросозерцанием секулярного гуманизма, которое предполагало отрицание "гипотезы Бога" и абсолютизацию грешного человека - не титана Ренессанса, а именно обычного грешника, любителя прогулок по кабаре с заходом в "отдельные кабинеты"... Звучало воспевание "совершенства" позитивистской тупой башки, стукающейся в музеях "естественной истории" об пол перед бюстом Дарвина - этот многоголосый хор был воспринят Иваном Ильиным как коллективное хрюканье. Ницше только высказал, с присущей ему смелостью, то, что не решались сказать другие: «Бог умер, и убили Его мы». Между прочим, ещё о. Серафим (Роуз) заметил, что в этих словах есть своя глубокая правда - именно, их следует понимать как богоборчество современной культуры: "Бог умер в сердцах современных людей". Согласно православной догматике, Господь Иисус Христос умер за грехи всех людей, живших, живущих и могущих жить в будущем. И когда мы совершаем грехи, мы, да, убиваем в себе Божественное. Страдает Тот, Кто не причастен страданию. Мы не монофизиты, мы не отрицаем реальность этих страданий. Другое дело, что Ницше оказался столь слаб волей, слаб душою, что не смог вместить Воскресения, - как смог вместить Рильке.
Но окружавший Ницше мiр дряблых буржуа, "добрых католиков", страшащихся самой мысли о глубине греховной бездны (не у всех же нервы такие крепкие, как у Паскаля...), и заключивших компромисс с секулярным гуманизмом протестантов (один из наиболее скандальных примеров компромисса с секуляризмом - Библия с печатью "Собственность заводов Фрид. Круппа") - этот мiр не мог выговорить даже такой простой истины: «Бог умер, и убили Его мы». Благонамеренные буржуа закрывали уши и глаза, а потом и носы - и в 1914-1918, и в 1939-1945 гг. Ницше оказался глубинным конформистом. Он не делал революцию, он вообще ничего не совершил, даже не спас пресловутую лошадь, он был лишь гласом вопиющего. Если бы Ницше хоть немного походил на сверхчеловека, он продолжил бы мысль о том, что "Бог умер" словами: "Так отомстим же за Него!". Но Ницше не был сверхчеловеком. Диагноз, поставленный байройтским философом обществу, обратился против самого Ницше, безумие которого оказалось последним сбывшимся пророчеством: и тот, кто ползает на четвереньках, и тот, кто отдаёт приказы о применении удушливых газов, одинаково заслуживают смирительной рубашки и приковывания к спинке кровати.
... Прошли десятилетия, декорации переменились. Оказалось, что человек, во имя всевластия которого "должны были умереть все боги", такая же "фикция", как и Бог. Теперь "новые философы" провозглашают эпоху "постгуманизма" - человека, дескать, нужно "преодолеть". И Глюксманна с Леви не сажают под замок, им не надевают смирительные рубашки. Хотя следовало бы держать наготове смирительную рубашку, ибо вся их "философия" сводится к лозунгу: "Бог умер, поэтому должен умереть Человек".
Продолжение следует...
Алексей Поповкин.
РЛ

Цитата дня


«Не знание, а нравственное начало (долг) лежат в основе всей человеческой цивилизации и её развития. Никакого равенства не существует; люди бесконечно различаются по своим способностям и дарованиям... Движение человечества вперёд всецело зависит от отдельных личностей, одарённых необычайными талантами и посылаемых в мир Провидением, от героев. Всемирная история есть, в сущности, история великих людей...»
Томас Карлейль, английский историк, философ (1795-1881).
портрет

Сегодня - 210 лет со дня рождения Ивана Васильевича Киреевского


"3 апреля 1809 года родился публицист и философ, один из основателей славянофильства Иван Киреевский".
http://www.kuzrab.ru/rubriki/obshestvo/v-etot-den-rodilis-6-034/
Однако, если учесть, что по старому стилю 22 марта - это сейчас никак не третье, а четвёртое апреля, а также исправить выскочившую из-под рук торопливого заполнителя колонки девятку на шестёрку - то всё остальное правильно.
Иван Васильевич Киреевский - один из первых, наряду с Алексеем Хомяковым, создателей самобытного русского философского направления новой эпохи. Будучи в юности учеником Гегеля и Шеллинга, Киреевский завершил своё ученичество письмом "В ответ А.С. Хомякову", после которого говорить о влиянии на Ивана Васильевича немецкой философии можно только в смысле отрицания им её конечных выводов о человечестве. Поэтому крайне глупо связывать славянофильство с философией Гегеля. Жестокие словесные баталии, примером которых был цикл писем Киреевского об учении Александра Родольфа Вине (Vinet), навсегда развели славянофилов и гегельянцев по разные стороны баррикад. Э. Радлов пишет о разочаровании славянофилов в Гегеле, да и как было не разочароваться в сухом, гордо-рассудочном гегельянстве после знакомства с писаниями Отцов Церкви...
Иван Киреевский имеет великие заслуги перед русским монашеством, поскольку именно он под руководством свв. Старцев Оптинских (прежде всего - Макария) перевёл и издан творения великих аскетов, живших в пору расцвета монашества на Востоке. «Ивану Васильевичу Киреевскому одновременно со старцем Макарием принадлежит инициатива великого предприятия - издания святоотеческих писаний. ... Он указывает, что русская философия должна строиться на глубоком, живом и чистом любомудрии святых отцов, представляющих зародыши высшего философского анализа.
Из всех мирских лиц, пребывающих в Оптиной Пустыни, Киреевский ближе всех других подошел к ее духу и понял, как никто иной, ее значение как духовной вершины..." (И. М. Концевич).
http://www.optina.ru/starets/relics/
"Усилиями старца Макария и его помощников, в том числе и семейства Киреевских, были опубликованы переводы преп. Паисия, который в середине XVIII века, собственно, и начал процесс перемещения святоотеческого наследия в Россию. Паисий Величковский совершил паломничество на Афон, где сумел найти драгоценные рукописи творений святых отцов и начал их перевод. Промыслительно, что у преподобного Макария и Киреевских хранились переводы, выполненные самим преп. Паисием Величковским.
В результате этого за 15 лет под руководством старца Макария было издано 16 книг. Это труды преподобных Исаака Сирина, аввы Дорофея, Иоанна Лествичника, Максима Исповедника, Феодора Студита, отцев Варсонофия и Иоанна, Симеона Нового Богослова".
http://www.pravoslavie.ru/17261.html
Особое значение имели труды Богодарованной супруги Ивана Васильевича - Наталии Петровны (1809+1900), чада св. Серафима Саровского, почитательницы св. Тихона Задонского, сомолитвенницы и соратницы Святителя Игнатия Ставропольского и Священномученика Серафима (Чичагова).
В день сегодняшнего светлого торжества, на наш взгляд, уместно будет привести малоизвестные документы, характеризующие Ивана Васильевича. В 1828 году была составлена следующая характеристика на Киреевского (приведена в "Русском богатстве" за 1905 г., т. 10): "Из дворян Орловской губернии, воспитан очень хорошо, приобрёл обширные сведения, основателен и даже почитался глубокомысленным (в 22 года! - А.П.); ... в 1824 году поступил он в Государственный Архив Иностранных дел актуариусом... круг знакомства его составляют: Сергей Александрович Соболевский...,князь Мещерский, Владимир Павлович Титов (полномочный министр в Константинополе накануне Крымской войны), Афросимов, Норов, Арбенев, Александр Иванович Кошелев и живописец Аргунов" (кто-то из сыновей великого портретиста Ивана - Николай или Яков) (С. 62).
Упомянутый в характеристике Кошелев добавляет новые персоналии в ретроспективно очерчиваемый круг знакомств и общения Ивана Васильевича (в знаменитых "Записках"): "Дм. Веневитинов, (Н.М.) Рожалин, кн. В. Одоевский, Титов, Шевырёв, Мельгунов..."(С. 9).
Для меня, как для воронежца, драгоценную подробность составляет знакомство Киреевского с Веневитиновым, хотя оно и было до начала славянофильского периода в жизни Ивана Васильевича, в пору его гегельянского ученичества. Однако, я имею смелость предположить, что, проживи новоживотиновский владелец дольше, он непременно примкнул бы к славянофилам. Во всяком случае, М. Веневитинов, племянник поэта, участвовал в воссоздании болгарской государственности...
В заключение, приведу оценку Киреевского премьер-министром Сербии Николой Пашичем, данную 100 лет назад, весной 1916 года: в своей речи в Москве Николай Петрович (как он любил подписываться), назвал Киреевского, Хомякова и Аксакова "апостолами и сподвижниками славянского братства и единения"(Московские ведомости, 1916, №. 98).
портрет

Цитата дня.


Где история протекает мимо как далёкий, непонятный поток... человеческий дух становится ребячливым, а его вкус нелепым

Граф Ханс Людвиг Давид Пауль Йорк фон Вартенбург
СПБСБО

Н.И. Цимбаев

Оригинал взят у krasnaia_gotika в "Славянофильство"
ля ля ля бздык

Цимбаев Н. Славянофильство: из истории русской общественно-политической мысли XIX века. 2-е изд., испр. и доп. – М., 2013. – 447 с., пер. – (В помощь студенту-историку).

http://www.hamlet.ru/default.asp?view=search&word=%D6%E8%EC%E1%E0%E5%E2

Новое, исправленное и дополненное издание монографии доктора исторических наук, профессора Н.И.Цимбаева, автора научных трудов, учебных пособий и публикаций по истории общественной мысли в России XIX в., философии истории, историографии и археографии. Монография представляет собой обобщающее исследование истории славянофильского кружка, десятилетия игравшего заметную роль в общественно-идейной жизни России. Прослежены социальные предпосылки возникновения славянофильства, его идейные истоки. Историко-философские, политические и социально-экономические воззрения славянофилов рассмотрены в контексте идейной борьбы середины XIX в., в сопоставлении с иными течениями, прежде всего с западничеством. На конкретно-историческом материале раскрываются воззрения крупнейших представителей славянофильства – А.С.Хомякова, И.В. и П.В.Киреевских, К.С. и И.С.Аксаковых, Ю.Ф.Самарина.

http://www.shpl.ru/publishing_shpl/directory_publishers/novelties_publisher/slavyanofilstvo_iz_istorii_russkoj_obwestvennopoliticheskoj_mysli_xix_veka1/

портрет

06.11,2013. Интервью Владимира Хохлева с православным философом Татьяной Горичевой

Оригинал взят у van_men в "НВ", 06.11,2013. Интервью Владимира Хохлева с православным философом Татьяной Горичевой
«Весь мир смотрит на Россию»

Известная на Западе философ, православный проповедник и активист женского движения Татьяна Горичева считает, что наша страна не только возродится, но и вытянет за собой всех.
http://www.nvspb.ru/tops/ves-mir-smotrit-na-rossiyu-52770